Коммерсанты с мольбертом

Сформировался ли в Украине арт-рынок. По каким принципам украинские галереи работают с художниками. Есть ли в мире спрос на наши произведения искусства. Для коммерции или для вечности творят современные художники: что ожидает их работы через годы
16

«Инсталляцию продам не меньше, чем за $200 тыс.», — подшучивая над журналистами, заявил на открытии выставки ART-KYIV contemporary в галерее «Мистецький арсенал» скульптор Олег Пинчук. За десять минут до этого его «произведение искусства» под названием Windows3000 претерпело существенные изменения: на старом распределительном электрощите рядом с искусственным цветком стояла туфля, которую, как выяснилось, украл кто-то из посетителей выставки, но художник не растерялся и заменил туфлю чашкой, позаимствованной у кого-то из коллег. В соседнем зале человек в скафандре вращался вокруг старого самолетного двигателя. Посредством активной инсталляции ее автор хотел показать мощь и величие украинской авиастроительной отрасли. Это лишь две работы, представленные на одной из крупнейших выставок современного искусства в Украине. Как видим, ныне художники не ограничиваются картинами и скульптурами, внося новый смысл в понятие «искусство», шокируя и провоцируя зрителей. «Провокации актуальны, потому что это вызов сегодняшнему дню. Но покажите, кто эти провокации покупает. Единицы коллекционеров готовы платить за это деньги, и к ним уже очередь стоит», — комментирует положение дел Олег Пинчук.

«Статус» решил выяснить, как развивается украинский арт-рынок и что обеспечивает сегодня художникам творческий, а значит, и коммерческий успех.

Творческий беспорядок

Художники между собой шутят, что написать картину — это ремесло, а вот продать ее — настоящее искусство. Возможно, именно поэтому многие современные авторы вынуждены воспитывать в себе ранее несвойственные творческим людям черты бизнесменов. Ну а тем, у кого это не получается, остается обращаться за помощью к посредникам, отвечающим за продвижение как работ, так и самих художников. Ввиду того, что в Украине пока еще нет стабильного спроса на современное искусство, некоторые эксперты арт-рынка предпочитают не называть его бизнесом. «Это, скорее, мода, зависящая от коллекционеров, их финансовых возможностей и сформированных вкусов, — полагает Наталья Заболотная, директор «Мистецького арсеналу». — Одни покупают картины на Андреевском спуске, другие — в ЦУМе, третьи — в галереях. Но в любом случае мода на коллекционирование приносит большую пользу и художникам, и галеристам».

Ежегодный объем украинского арт-рынка, по разным оценкам, составляет порядка $150–200 млн, из которых примерно $5 млн приходится на современное искусство. Конечно, эти цифры несопоставимы с показателями западных арт-рынков, достигающих миллиардов долларов. По словам Олега Байшева, совладельца галереи «Коллекция», в любой стране должно быть хотя бы минимальное количество коллекционеров, без которых рынок не может существовать. «В Великобритании 10 тыс. коллекционеров, из них 3,5 тыс. — люди, которые в год покупают работы минимум 50 художников. Кроме этого есть институции, которые на частные пожертвования и государственные средства активно скупают произведения искусства. Британцы говорят, если бы у нас была тысяча, а не десять тысяч коллекционеров, в стране не было бы рынка. А в Украине их только 30 человек. Это настолько мало, что ни о каком рынке не может идти речь», — убежден г-н Байшев.

Татьяна Миронова, директор Mironova-gallery, наоборот, считает, что арт-рынок в Украине есть, хотя он и далек от общепринятых стандартов. И кроме покупателей ему также не хватает искусствоведов и кураторов, способных формировать в обществе правильное отношение именно к современному искусству. «У нас достаточно грамотных специалистов, воспитанных на классической школе живописи. Но, к сожалению, дисциплины по современному искусству в Национальной художественной академии не преподают, — замечает г-жа Миронова. — Именно поэтому у нас мало кто работает с западными современными художниками. Галереи современного искусства, которых не так много по сравнению с той же Россией, представляют в основном украинских художников. Это, конечно же, тормозит процесс развития рынка, но сказать, что он не развивается совсем, будет неправильно».

фото предоставлено аукционным домом «Золотое сечение»

В лучах софитов

Творческие люди все чаще приходят к выводу, что современный хороший художник не тот, кто умеет рисовать, а тот, кто сумел добиться успеха на рынке. И зависит этот успех во многом от активной рекламы самого художника. Именно поэтому на стоимость работ современного искусства чаще всего влияет имя автора, так сказать, его раскрученность. «В первую очередь спрос на картины зависит от имени художника, а цена складывается из участия автора в престижных выставках. Второй параметр — наличие его работ в крупнейших музеях мира. И третий — участие в выставках такого уровня, как Венецианская бьеннале. По этим показателям наши художники звездами не являются — только последние три года их произведения стали появляться на мировых аукционах», — рассказывает директор Центра современного искусства «М17» Алексей Титаренко.

Сами же художники склонны подходить к своему продвижению на рынке комплексно: от ежедневной работы над картинами до любой возможности общения с журналистами и появления на публике. «Каждый художник изначально стоит очень дешево. Он вчерашний студент, ему нужно есть и платить за квартиру. То есть необходимо стремиться к тому, чтобы в месяц продать картину за $300–500. И так начинают многие», — отмечает Олег Пинчук. Поэтому и не удивительно, что большинство молодых авторов, желая быстрее заработать, свою карьеру начинают с походов по галереям. На этом этапе их творчества основную роль играет не раскрученное имя, а скорее, качество работ, ведь за право выставляться в галереях борются сотни талантов. «В последнее время встречаю очень активных начинающих художников. Недавно мы сделали проект «Те, кто пришли в 2000-е», проведя выставку работ 20 молодых авторов. Главная задача во время таких проектов — показать особенные и уникальные работы, которые будут выделяться среди остальных, чтобы молодого художника заметили и купили его работу», — объясняет Алексей Титаренко. Похожее продвижение предлагает и Центр современного искусства PinchukArtCentre. Ежегодно здесь проводятся групповые выставки 20 номинантов премии центра. Победитель получает денежное вознаграждение, площадку для собственной выставки, а также возможность обучаться за границей. Не менее эффективным способом считается выставка работ молодого автора с именитым коллегой. Ведь в галереях рядом с картинами уже известных художников коллекционеры могут заметить работу молодого дарования и приобрести ее. «Коллекционер руководствуется принципом, что на начинающем художнике тоже можно заработать, пока его работы не очень дорогие. Если молодой автор удачно проходит несколько таких выставок, то есть его работы покупают, цены на них начинают расти. К примеру, если до этого произведение стоило $1–2 тыс., то после выставок цена на него может вырасти даже до $10 тыс. Такие примеры есть после отбора конкурса PinchukArtCentre, но туда попадают единицы», — добавляет г-н Титаренко.

Один в поле

В силу того, что наш рынок искусства не так развит, как на Западе, в Украине нет четких правил продвижения художников и их работ. Как рассказал Алексей Василенко, совладелец аукционного дома «Золотое сечение», мировая практика предусматривает формат работы рынка, при котором галереи берут художников на контракты и платят им стипендии, гарантируя продажи работ. «Галереи выпускают каталоги, проводят выставки, размещают работы художников на форумах, после чего они попадают на аукционы. У нас все это еще на стадии становления, и, по большому счету, еще пять лет назад рынка вообще не было», — отмечает эксперт. По его словам, до недавнего времени, если нужна была картина того или иного автора, покупателю приходилось самостоятельно искать мастерскую художника. Можно было обратиться в галерею, но большинство покупателей там лишь выбирали понравившуюся работу, обращаясь за покупкой непосредственно к автору. «Покупатель понимает, что проект пройдет, и цены, заявленные галереей, будут уже гораздо ниже. Художники в свою очередь также это понимают и готовы снижать цены, но это неправильная система», — убежден Алексей.

Подписывать контракты с художниками соглашаются немногие галереи. Особенно сложно начинающим авторам, с которыми галеристы сотрудничают менее охотно. Хотя и заключенный договор не всегда выполняется сторонами. «У нас не развиты рыночные отношения между художником и галеристом — нет соответствующей правовой базы: контракты подписываются, но отсутствуют рычаги, влияющие на их выполнение. Поэтому личные устные договоренности сегодня у нас более популярны и действенны, нежели правовые», — разъясняет Татьяна Миронова. В результате по устным контрактам работает большинство художников. Одна из них Виктория Лаптева, которая, как и многие ее коллеги, уверена, что задача художника — творить, а продавать его работы должны другие люди. «Основная часть моего времени уходит на написание картин. С самого начала у меня было несколько посредников, пока я не выбрала человека, который вел бы мои дела. Сначала я продавала свои работы через знакомых и по личному опыту могу сказать, что покупатели намного больше заинтересованы в приобретении картин напрямую у художника, а не через арт-дилера», — подчеркивает Виктория. А вот художник Сергей Поярков привык зарабатывать деньги без посторонней помощи. «Больших трепачей и лгунов, чем политики и художники, в Украине нет. Только политики лгут в сторону уменьшения своих доходов, а художники, наоборот, в сторону увеличения. И потому на украинском арт-рынке нет ничего смешнее, чем рейтинги художников, — говорит Сергей. — Критерии, по которым они составляются, скрыты, ведь эти рейтинги делают те, кто продвигает художников. Но они не дают ответа на вопрос, почему люди, представленные в этих рейтингах, живут беднее, чем те, кого в них нет. А ответ очень простой — мне не нужны посредники, потому что я лучше, чем наши галеристы и кураторы, представлю себя на рынке».

Нажмите на изображение для увеличения

Западные ориентиры

Некоторые авторы совсем не занимаются продвижением своих работ, полностью полагаясь на посредников. К примеру, художница Галина Москвитина, будучи непубличной личностью, не посещает собственные выставки и не встречается с журналистами. Тем не менее ее работы уже пополнили коллекции как украинских, так и зарубежных ценителей искусства. Крупнейшие аукционные дома отбирают картины художницы, именуемые светангами, для своих торгов. Так, например, картина «Школа Танцев» была продана на летних лондонских торгах аукционного дома Bonhams, а картина «Луч Творения» на зимних торгах аукционного дома MacDougall’s. «В основном картины Галины заказывают и покупают в Украине, потому что Запад только начал знакомиться с ее творчеством, — говорит Игорь Кондратьев, партнер фонда Arcane Art, занятого продвижением работ художницы. — Но и за рубежом спрос есть, ведь работа, представленная на аукционе, сразу же была продана. Из этого можно сделать вывод, что творчество Галины Москвитиной соответствует мировым тенденциям».

Выход за пределы украинского арт-рынка может существенно ускорить карьеру художника. Участие в мировых арт-форумах, по словам Татьяны Мироновой, позволяет художникам учиться и, что немаловажно, быть узнаваемыми. «Успех за границей и презентация на мировых аукционах влияют на стоимость работ определенного автора и в нашей стране. Пример тому — Анатолий Криволап, чьи работы сегодня уходят с молотка аукциона Phillips de Pury за рекордные для украинских художников суммы. Второй яркий пример — Оксана Мась, которая в этом году стала лауреатом Венецианской бьеннале, и спрос на ее творчество мгновенно возрос в Украине», — разъясняет г-жа Миронова. Согласен с ней и Олег Байшев, который уверен, что любой молодой, желающий добиться успеха в своем деле художник должен учиться за границей. «Когда-то была такая тенденция: все художники ехали в Париж. В итоге появились такие имена, как Винсент ван Гог. Если бы он сидел у себя дома, то так и рисовал бы всю жизнь в своем черном стиле. Но он вовремя приехал в Париж, увидел работы импрессионистов, ввел цвет и стал хорошим художником. Молодой украинский художник тоже не должен сидеть в Украине. Нужно ехать за границу, смотреть, что делает мир, и обрастать связями», — советует совладелец «Коллекции».

В то же время Алексей Василенко полагает, что успешные продажи на Западе не всегда влияют на популярность художника в Украине. «Китайское искусство покупают в Китае, американское — в США. Каждой стране нужно то искусство, которое понимают, на котором воспитаны ее жители. Продажи конкретно украинского искусства, которые происходят на Christie’s, Sotheby’s и Phillips, конечно же, добавляют вес работам наших художников, но это не является решающим фактором популярности. Скажем, Александр Гнилицкий и Олег Голосий никогда не выставлялись на западных аукционах, но сейчас это одни из ведущих художников и по коллекционному значению, и по цене. Тот факт, что Анатолий Криволап преуспел на последних продажах и Александр Ройтбурд хорошо продался полгода назад, им только на руку, тем более что они представляют украинское искусство. Это хорошо для общей политики страны, имиджа нашего арт-рынка», — заявил совладелец аукционного дома «Золотое сечение».

Цена искусства

Художник не должен быть голодным, как гласит известный афоризм. Сергей Поярков справедливо замечает, что профессия художника, как и любая другая, должна приносить деньги, иначе можно усомниться в квалификации специалиста. В Украине высокооплачиваемых художников немного. Самый дорогой — уже упоминавшийся Анатолий Криволап, чья картина «Конь. Ночь» была продана на аукционе в Лондоне за рекордные для наших авторов $124,4 тыс. «На втором месте Александр Ройтбурд, его работа была оценена в $98 тыс. Постоянно продаются произведения Олега Тистова, Ильи Чичкана, Арсена Савадова и Василия Цаголова. Цена на их работы медленно растет, но пока они еще не звезды мировой величины. Украина на мировом рынке мало кого интересует, чаще эти авторы выставляются в России», — говорит Алексей Титаренко.

И хотя отечественные художники звезд с неба не хватают, цены в Украине и приблизительно не дотягивают до стоимости работ, проданных за границей. По словам Сергея Пояркова, у нас в стране поток продаж находится в диапазоне $5–10 тыс. за картину, но иногда галеристы, желая повысить статус своего подопечного, распространяют информацию с завышенными ценами его работ. «У меня тоже покупали за $35–40 тыс., но это исключение, а не правило. Сегодня, заплатив $5–10 тыс., на арт-рынке можно купить работу известного статусного украинского художника, которая, безусловно, будет дорожать и останется в веках», — уверяет Сергей. При этом наиболее стабильным направлением рынка, на который не влияет кризис, остаются дни рождения богатых людей и стены их домов. «Несколько коллекционеров — это не рынок. Реальный рынок тот, на который работают художники с ежедневными продажами», — добавил г-н Поярков.

Когда помощи ждать неоткуда

Признание наших художников в мире и развитие арт-рынка в целом зависят не только от настойчивости галеристов, арт-дилеров и искусствоведов. К примеру, по мнению Натальи Заболотной, в данной ситуации могло бы помочь государство, усовершенствовав законодательство. «Мы всем можем рассказывать, что Украина — молодая страна и наше искусство только развивается. Но нам уже 20 лет, и за это время можно было что-то существенное сделать для арт-рынка, — подчеркивает г-жа Заболотная. — Чтобы поддержать и развивать украинское искусство, нужно создавать спрос на него, вызывать к нему мировой интерес. А это можно сделать, проводя интересные мероприятия, на которые будут приезжать как художники, так и галеристы со всего мира». Однако, по словам директора «Мистецького арсеналу», жесткие таможенные процедуры и высокие пошлины на ввоз и вывоз предметов искусства отпугивают многие галереи от поездок в Украину. «Мы открыли международную арт-ярмарку, но она не может быть полноценной, потому что иностранным галереям очень сложно приехать к нам. Кроме того, складывается абсурдная ситуация, когда наши художники и галереи вывозят картины на международные выставки, и если они их там не продают, на обратном пути должны заплатить пошлину», — возмущена г-жа Заболотная.

Вообще роль государства в развитии современного искусства весьма противоречива. С одной стороны, чиновники рапортуют о поддержке художников, но с другой — это, скорее, выборочная помощь, рассчитывать на которую могут немногие. В Министерстве культуры и туризма «Статусу» рассказали, что регулярно стипендии от государства получают и молодые, и выдающиеся художники. Кроме этого ежегодно организовываются госзакупки предметов искусства. Но у экспертов рынка на сей счет своя точка зрения. «У нас очень много молодых дарований, которые в связи с нехваткой средств не могут позволить себе делать выставки. Это не поддерживается ассоциациями, потому некоторые художники даже не хотят вступать в Союз художников Украины. Во времена СССР для них были привилегии, в частности, художникам давали мастерские, были госзаказы и социальные пакеты. Сегодня этого всего практически нет», — говорит Екатерина Кардаш, директор Школы искусств K&K art. Сами же художники убеждены, что государственная поддержка никогда им не помогала, а скорее, мешала. «Власти всегда помогают художникам и писателям только в обмен на их бессмертные души, — не без иронии говорит Сергей Поярков. — Чиновник даст деньги под то, где ему будет выгода и не будет проблем. Поэтому лучшая поддержка — частные спонсоры. Когда человек тратит свои деньги на искусство, он сделает это лучше, чем любой чиновник».

Неоцененное художество

Примеры успешных по украинским меркам художников позволяют надеяться, что признание нашего искусства в мире — вопрос времени. И, по мнению многих специалистов, зависит это непосредственно от ситуации на внутреннем рынке. «Сейчас мы находимся на рынке, которому есть куда расти. Те работы и авторы, которые есть у нас в стране, — это наше достояние, — убеждена Екатерина Кардаш. — И если мы воспитаем достаточное количество искусствоведов, кураторов, дилеров, которые смогут преподнести наше искусство, в том числе и на Западе, это может стать Клондайком. Это то, чем будет интересно заниматься и где объем рынка может исчисляться сотнями миллионов». То, о чем говорит г-жа Кардаш, также напрямую зависит от желания состоятельных украинцев покупать картины соотечественников. В данном случае примечателен опыт Китая, где за счет богатых людей развился весь рынок, и ныне китайские художники — одни из наиболее высокооплачиваемых в мире. Но, как рассказал Олег Байшев, богатым украинцам свое искусство пока малоинтересно. «Был случай, когда мы отобрали шесть работ для торгов на Phillips. Аукционный дом обратился к семи нашим меценатам с предложением принять участие в торгах, а те, мягко говоря, отказались, предпочитая скупать западное искусство», — вспоминает г-н Байшев.

Без поддержки внутреннего капитала рассчитывать на рост стоимости работ очень сложно, несмотря на то, что в мире существует закономерность, когда цены на творчество успешного художника возрастают за год в среднем на 10%. «К украинским художникам это пока мало применимо, поскольку наш арт-рынок еще очень молод. Думаю, главное, чтобы художник сам стремился развиваться, следил за актуальными тенденциями, как тот же Роман Жук, который каждый год представляет в Украине новый проект и уже выставляется в музеях», — отмечает г-жа Миронова. Кроме стремления, по мнению Олега Байшева, художникам также необходимо выделяться, создавая свой стиль и представляя публике что-то новое. «Когда наши художники продолжают развивать критический дискурс, касающийся того же общества потребления, это не работает. Бесполезно развивать это в обществе, где люди выживают. Различия религиозные, языковые, тотальная коррупция — то на чем сегодня нужно делать акцент, а не копировать западный вектор», — резюмирует эксперт.

художники о конкуренции на рынке

Сергей Поярков:
«Если смотреть объективно, художники — это профессиональные дармоеды, производящие продукт, без которого вполне обходятся обычные украинцы. Есть определенная прослойка очень состоятельных людей, которые могут себе позволить статусное искусство, начиная от Дэмьена Херста и заканчивая Евгенией Гапчинской. Рядовым гражданам это искусство априори недоступно. Поэтому количество художников, которые могут хорошо жить в Украине, может быть очень небольшим по сравнению с США или Великобританией. Как сказал мой друг Олег Пинчук, вернувшись из Швейцарии: в Швейцарии покупателей в десять раз больше, чем у нас на единицу художников, а у нас художников в десять раз больше на единицу покупателей. Потому неизбежен процесс ухода из профессиональной среды большого количества людей, которых родина физически прокормить не в состоянии. У нас многие получили высшее художественное образование и теперь имеют амбиции за это жить. Но кризис все расставил по своим местам, и сейчас нет иллюзий, что они смогут себя прокормить».

Олег Пинчук:
«Начинающий художник галерее сейчас ничего не даст, ведь на одну галерею сегодня приходится двести художников. К примеру, вы пришли в галерею, хотите выставиться и заработать деньги, но там уже сидят десять таких же художников, как вы. Что сделать, чтобы луч славы упал на вас? Прежде всего это статьи, конкурсы, постоянное мелькание в прессе. Когда я только начинал активно появляться в СМИ, многие мои друзья не понимали, зачем я это делаю. Они считали, что художник должен закрыть дверь и творить, чтобы никто этого не видел. Это глупость. Во-первых, никто вас не заметит, а во-вторых, никто не купит».

мнения экспертов о проблемах украинского арт-рынка

Александр Соловьев, заместитель директора Национального культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький арсенал»:
«В Украине не развита инфраструктура арт-рынка. Нет прочной цепочки, в которой художник выступает как производитель, галерея — посредник, а музеи и коллекционеры — потребители. У нас рынок находится в зачаточном состоянии, хотя есть хорошие коллекционеры, но сама система как следует не заработала. Несмотря на это, наше современное искусство уже сегодня востребовано, подтверждает этот факт успех наших художников на международных аукционах и выставках. Но пока не хватает лоббирования внутри страны и украинского капитала, который мог бы запустить это искусство на международной сцене, представив его на крупных зарубежных смотрах и художественных ярмарках в форме спецпроектов. Государство может помочь, создав условия для инвестирования, в частности, разработав и приняв зрелое либеральное законодательство, позволяющее без проблем ввозить и вывозить предметы искусства, чтобы не было драконовских пошлин и налогов. Также необходим закон о меценатстве, как это делается во всем мире. Это сразу дает приток капитала».

Алексей Василенко, совладелец аукционного дома «Золотое сечение», искусствовед:
«Я могу уже сегодня выделить 20 молодых современных художников, работы которых будут стоить больших денег через десятки лет. Но я не советую относиться к искусству, как к инвестиции, это неправильно. Исходя из личной практики, могу сказать, что люди, которые изначально так относились к искусству, уходили с арт-рынка либо переключались на коллекционирование. Это, скорее, долгосрочная инвестиция. Молодое искусство, которое весной 2009 года продавали в первый раз, сегодня продается в три-четыре раза дороже. Ныне молодое украинское искусство, при знании во что вкладывать, может принести неплохие дивиденды. Современные художники очень динамичны, они много творят, постоянно создают новые проекты. Каждый год открываются галереи, форумы, и это привлекает всеобщее внимание. Появляются новые коллекционеры, которые опять же обращают внимание на молодых художников, создается конкуренция. Если считать, что украинский рынок современного искусства всего 10 лет развивается как рынок, то он развивается большими темпами».

мировой опыт

Зависимость арт-рынка от внутреннего капитала подтверждает опыт Китая. В Поднебесной повышенный интерес состоятельных людей к творчеству их сооте­чественников вывел страну на первое место в мире по аукционной выручке. На мировом рынке доля Китая составила 33%, США — 30%, Великобритании — 19% и Франции — 5%. Уже в первом полугодии нынешнего года аукционные дома КНР снова оказались впереди западных коллег: продажи произведений искусства составили EUR1,6 млрд.

В то же время в Великобритании — EUR1,2 млрд и в США — EUR0,96 млрд. Если рассматривать отдельно сегмент современного искусства, то и здесь Китай не оставляет шансов Западу: продажи contemporary art в этой азиатской стране с июля 2010 г. по июнь 2011 г. превысили EUR390 млн, в США — EUR227 млн и EUR177 млн — на Туманном Альбионе.

Далее следуют Франция (EUR20 млн), Тайвань (EUR9 млн) и Сингапур (EUR7 млн). Примечательно, что менее чем за год азиатские страны принесли почти половину мировой аукционной выручки по современному искусству — EUR406 млн из EUR895 млн.

Инициативы украинских властей по финансовой поддержке искусства в 2011 г.

Постановление Кабинета министров Украины «О государственном заказе на закупку товаров, выполнение работ, предоставление услуг для государственных нужд в 2011 году» № 673 от 22.06.2011 г. В 2011 году членами Экспертного совета по отбору и приобретению произведений изобразительного, декоративного и народного искусства было отобрано 47 работ 45 авторов для пополнения Музейного фонда Украины. Эти работы будут переданы в Дирекцию художественных выставок Украины, Национальный историко-культурный заповедник «Чигирин», Национальный музей им. Андрея Шептицкого во Львове и Национальный историко-культурный заповедник «Гетманская столица»
Указ президента Украины «О государственных стипендиях для выдающихся деятелей науки, образования, культуры и искусства, охраны здоровья, физической культуры и спорта и информационной сферы» № 906/2011 от 10.09.2011 г. Согласно указу и с целью реализации политики по стимулированию творческого труда выдающихся деятелей культуры и искусства, на сферу культуры выделено 200 пожизненных и 200 двухлетних стипендий. В частности, по состоянию на ноябрь 2011 года государственные стипендии получают: Союз художников Украины (пожизненные — 18 человек, двухлетние — 7 человек)
Указ президента Украины «О стипендиях президента Украины для молодых мастеров народного искусства» № 928
от 27.09.2011 г.
23 ноября 2011 г. Комиссия по отбору кандидатов на получение стипендий президента Украины для молодых мастеров народного искусства выбрала 80 кандидатур для финансового поощрения. То есть в течение 2012 года 80 молодых мастеров народного искусства (в возрасте от 14 до 35 лет) будут получать ежемесячно стипендию в размере около 1000 грн

Источник: Министерство культуры и туризма Украины


Комментарии:


Код безопасности:


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета