Разговор слепого с глухим

Что обещают сделать украинские власти для развития малого и среднего предпринимательства в стране? Почему до сих пор не удается реализовать передовой опыт поддержки МСБ в развитых странах? Каких успехов добились отечественные общественные объединения предпринимателей?
20

Последние месяцы уходящего года ознаменовались повышенной активностью украинской власти в отношении поддержки малого и среднего предпринимательства. К сожалению, правительство продолжает «изобретать велосипед», пытаясь найти уникальные рецепты поддержки МСБ. В результате Украина вместо обещанного улучшения своих позиций в рейтинге легкости ведения бизнеса, наоборот, их ухудшила. Между тем способы эффективной поддержки давно известны и опробованы в развитых странах мира.

Сказка стала былью

В ЕС представители малого бизнеса создают в среднем 65% ВВП. Для поддержки МСБ в большинстве развитых стран существуют специальные правительственные органы с широкими полномочиями и с не меньшими ресурсными возможностями для его поддержки. Например, в США — Администрация малого бизнеса (14 тысяч отделений по всей стране). Помимо предоставления микрокредитов и госгарантий по займам в комбанках при Администрации организована информсистема, где с помощью чиновников бизнесмены могут заполнить документы, необходимые для открытия фирмы или получения кредита.

В Германии также существует развитая система кредитования малых предприятий (средняя кредитная ставка — 4%). Особенно большие кредиты получают инновационные проекты и предприятия, деятельность которых направлена на сохранение окружающей среды. Дополнительные льготы получают бизнесмены, работающие в Восточной Германии (депрессивные регионы). Торгово-промышленные палаты, в состав которых входят местные бизнесмены, участвуют в формировании региональных бюджетов и ежегодно добиваются выделения денег на развитие малых предприятий. Во Франции для безработных, открывающих свое дело, предусмотрены невозвратные ссуды, а все новые предприятия на два года освобождаются от местных налогов.

Основной рабочий принцип национального Агентства по обслуживанию малого бизнеса Великобритании звучит символично: «Думай сначала о маленьких» (Think Small First). В этой стране помимо льготного финансирования практикуется освобождение малого бизнеса от ряда налогов и сборов. Действует гибкая система реструктуризации долгов, если бизнесмен не может своевременно погашать ссуды на развитие бизнеса. Кроме того, ему позволят рассчитать и уплатить НДС уже после оплаты счетов, которую тоже можно задержать.

В Японии, как обычно, пошли дальше всех. Для малых и средних компаний здесь предусмотрена льготная амортизация оборудования, зданий и сооружений. Кроме того, некоторые станки и машины можно брать в лизинг у государства по цене в четыре раза ниже рыночной. Для открытия новой компании достаточно стартового капитала в одну иену. «Мне понравился опыт взаимодействия власти и бизнеса в Японии, где я прожил год. Главная льгота государства для японского бизнеса — стоимость финресурсов. Их процентные ставки кредитов для МСБ менее 1% годовых. Это делает рентабельными проекты с длинными сроками окупаемости (в частности, инфраструктурные)», — рассказывает Владислав Лукьянов, первый зампредседателя Комитета ВР по вопросам бюджета. Все договора на предоставление услуг или товаров малым бизнесом заключаются в государственных бюро, чтобы чиновники могли контролировать соблюдение прав предпринимателей при работе с крупными корпорациями.

В результате такой заботы государства зарубежные предприятия МСБ чувствуют себя весьма не плохо даже во времена кризиса. По информации Фолькера Генетцки, специалиста по вопросам Украины и восточного партнерства Еврокомиссии, в ЕС малый и средний бизнес — это двигатель роста экономики и инноваций. Чего нельзя, к сожалению, сказать об Украине.

Украинский быт

Согласно данным Госстата, в 2010 году малые предприятия нашей страны обеспечили всего 14,2% реализованной продукции, причем среди всех предприятий Украины 99,4% — представители МСБ. В США, например, эта цифра даже меньше — 98% от общего числа. Но у нас более 80% предприятий малого бизнеса занимается торговлей или оказывает услуги. И лишь небольшое количество предпринимателей что-то производит. При этом если в Японии в малых компаниях (преимущественно семейных) занято 70% населения, во Франции — 50%, то в Украине — лишь 25%. И хотя, согласно данным Госстата, общее число предприятий в Украине растет (на 1 ноября 2011 г. — 1,32 млн), количество частных предпринимателей сокращается. Госстат отмечает, что если в 2009 г. таких СПД насчитывалось 661 на 10 тыс. чел., то в 2010 г. — только 464.

Казалось бы, государство должно помочь раскрыть потенциал предпринимательских ресурсов (исходя из зарубежных показателей), оказать поддержку тем, кто реально создает добавленную стоимость, а не увеличивает цену товара торговой накруткой. На словах органы власти поддерживают этот тезис, а на деле все обстоит совсем иначе — активнее всего отстаивают свои интересы торговцы, им и предоставляются наиболее существенные привилегии. Еще одна проблема украинского предпринимательства — коррупция и протекция властей определенным компаниям. Например, Анна Хачатурян, замдиректора компании «Магия» (изготовление декоративных элементов дизайна), сетует, что часто отечественные предприятия вынуждены конкурировать друг с другом не качеством товаров, а знакомствами в госорганах.

В феврале 2011 г. премьер-министр Украины Николай Азаров объявил о планах правительства за два года добиться вхождения страны «в первую сотню государств со свободной рыночной экономикой», согласно рейтингу легкости ведения бизнеса. Рейтинг Doing Business ежегодно составляется Всемирным банком и Международной финансовой корпорацией (IFC). Он посвящен оценке работы малых и средних предприятий, а также влияния нормативных актов: от регистрации предприятия до его закрытия.

Учитывая, что в исследовании 2011 года (данные по итогам 2010 г.) Украина заняла 149-е место, каждый год ей нужно было бы подниматься минимум на 25 позиций. Вместо этого очередной доклад международных экспертов Doing Business-2012 опустил страну еще на три ступени — до 152-й строки (из 183 возможных). В этом исследовании отмечается, что за год в Украине стало несколько легче открыть и закрыть бизнес, получить разрешение на строительство. Одновременно отмечен регресс в международной торговле, кредитовании, защите инвесторов, а также регистрации собственности.

Не мешай!

При этом одно из наиболее громко прозвучавших заявлений — курс на дерегуляцию — так и осталось пустышкой. Вся политика в данном направлении по большей части свелась к принятию декларативных законов. Порой обещанное упрощение на деле оборачивается дополнительными сложностями и тратами. Как отмечает Анна Деревянко, директор «Европейской бизнес ассоциации», несмотря на снижение количества лицензий, получать документы стало сложнее, количество проверок не уменьшается, а уровень коррупции растет. Опрос собственников и руководителей 1636 компаний, а также 415 частных предпринимателей в Украине, проведенный IFC, показал, что в 2010 г. 74% предприятий проверялось, а доля тех, кто подкупал чиновников, выросла с 35% в 2008 г. до 46% в 2010 году. Часть ежегодного дохода, потраченная на эти цели, за два года увеличилась с 6 до 10%. Чаще всего бизнес вынужден давать взятки при получении разрешений и прохождении проверок. В 2010 г. украинский бизнес потратил на официальные процедуры и «неформальное» решение вопросов с госорганами 7,2 млрд грн (около $900 млн). Эксперты подсчитали, что эта сумма эквивалентна годовой работе 195 тыс. украинцев, занятых полный рабочий день.

Есть и другие примеры «успешной» дерегуляции. «Введенный в действие в 2011 году Налоговый кодекс потребовал от предпринимателей перерегистрации по месту фактического нахождения компании, что привело к необходимости получения нового свидетельства плательщика НДС. А оно в 2011 году приобрело статус «ценной бумаги», если посчитать, сколько времени и ресурсов нужно потратить, чтобы не получить отказ в налоговой», — рассказывает Елена Вольская, управляющий партнер консалтинговой компании EBS.

Естественно, при такой «господдержке» главное желание бизнеса, которое он загадывает на новый 2012 год, формулируется очень просто и совпадает с чаяниями годичной давности: «Чтобы государство не мешало работать». Но в отличие от предпринимателей, которых интересуют доходы, государство всегда заботили суммы своих расходов. В поисках дополнительных финансовых ресурсов с бизнеса «дерут три шкуры», а он в свою очередь норовит уйти в тень. По оценке правительства, 29% внутреннего товарооборота в Украине приходится на юрлица, еще 31% обеспечивают «упрощенцы», а 40% — «организованный теневой рынок».

В результате этого противостояния компании не могут нормально развиваться, а государство рискует получить на свое попечение новых иждивенцев в виде персонала и владельцев обанкротившихся компаний. В ситуации, когда грядет новая волна мирового экономического кризиса, это создает дополнительные трудности для бизнеса и, в конечном счете, для государства. Александр Данилюк, руководитель Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности, отмечает: «Ситуация кажется безнадежной. Это как неизлечимая болезнь: все смирились с ее существованием и пытаются лишний раз не вспоминать, чтобы не травмировать психику больного. Необходимо понимать, что в случае игнорирования проблемы и дальнейшего обнищания граждан все расходы по их содержанию лягут на тех, кого эта судьба минула. Учитывая то, что мы и так едва-едва содержим нынешнюю армию безработных, это приведет к окончательному краху экономики Украины».

Самоорганизация

По мнению Оксаны Продан, главы всеукраинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса «Фортеця», на чиновников можно влиять тремя способами. Первый — давление оказывают сами предприниматели, проявляя силу характера и убежденность в своей правоте (хотя для многих такой вариант даст обратный эффект). Второй — повлиять на чиновников может руководство страны или конкретного ведомства, демонстрируя подчиненным свою политическую волю в создании благоприятных условий для ведения бизнеса (чего, к сожалению, не наблюдается). Третий — наиболее реальный — системная работа общественных организаций. Такие объединения должны, с одной стороны, разъяснять предпринимателям их права, а с другой — заставлять власть на всех уровнях обеспечивать выполнение этих прав. В Украине немало организаций, причисляющих себя к защитникам бизнеса. Некоторые созданы при органах власти, остальные — результат самоорганизации бизнеса. Наиболее заметных из них около десятка. По словам Александры Кужель, координатора движения «Гражданское сопротивление», экс-главы Госкомпредпринимательства, все отраслевые сообщества предпринимателей должны быть аполитичны: «При любой власти они обязаны отстаивать интересы своей отрасли. Нужно, чтобы такие союзы объединяли людей, но пока власть их разъединяет: существует несколько предпринимательских ассоциаций, которые друг с другом не общаются».

По информации объединения «Фортеця», в 2011 г речь шла не о поддержке предпринимателей: весь год общественники «отбивали» различные инициативы властей и искали выход из тех ситуаций, в которые бизнес загоняло государство. Среди своих достижений в объединении называют:
— отзыв из парламента проекта закона «О внутренней торговле», который уже был поддержан профильным комитетом;
— отмену сдачи декларации 1ДФ предпринимателями без наемных работников, обязательную уплату единых взносов инвалидами;
— подготовку законопроекта по «упрощенке», который стал базовым и для правительства, и для альтернативных проектов. Он стал законом, максимально учитывающим интересы бизнеса, хоть и включает в себя ряд компромиссных норм не в пользу предпринимателей.

В свою очередь Виталий Андреев, сопредседатель Координационного совета при КМУ по вопросам развития малого и среднего предпринимательства, говорит: «Недавно мы начали плотно сотрудничать с Украинским фондом поддержки предпринимательства (организация с 20-летним опытом). К сожалению, Госкомпредпринимательства упорно старается его ликвидировать. Пытаемся его отстоять, поскольку в стране такой Фонд однозначно должен быть, чтобы помогать бизнесу в плане просветительства проведением семинаров и конференций, а также микрокредитированием. Последнюю функцию он выполняет в соответствии с Постановлением КМУ (№ 923 от 12.10.2010 г.). Правда, деньги правительство выделяет небольшие (до 200–300 тыс грн), зато всего под 10–12% годовых. С идеей и стартовым капиталом, пусть и маленьким, это неплохой стимул. Нужно лишь добиться, чтобы названное постановление выполнялось».

По словам эксперта, законы для бизнеса у нас хорошие. Проблема в их невыполнении. Чиновники и местные органы власти «дорабатывают» вышедшие законы своими внутренними распоряжениями и объяснениями, часто противоречивыми. В итоге бизнес получает совершенно отличающееся от замыслов центральной власти законодательное регулирование своей деятельности. Поэтому г-н Андреев предлагает ужесточить ответственность чиновников за нарушение закона. «Решаем проблемы с местными органами власти, — рассказывает Виталий Андреев. – Определилась закономерность: чем меньше населенный пункт, тем больше там проблем. Местные руководители чувствуют себя царьками и бесчинствуют с удвоенной силой. И такие проблемы отрывают нас от решения более глобальных задач. Одна из них – изменение законодательства, которое смогло бы решить проблему т.н. «налоговых ям» (исчезновение контрагента вместе с товаром, непредоставленной услугой и деньгами)».

Качественный перелом произойдет, если предпринимательские объединения будут уделять больше внимания инициативному законотворчеству, необходимому для работы МСБ. «Мы хотим объединить предпринимателей, создав прорывной средний класс. Чтобы бизнес не боялся отстаивать свои права, интересы и правду. Если у него исчезнет страх, мы решим все остальные проблемы», — поясняет Виталий Андреев.

Сказка по-украински

Пожалуй, пока власти благоволят только ИТ-индустрии. С начала 2010 г. правительство пошло навстречу пожеланиям бизнеса. Речь идет о предоставлении как можно большей свободы компаниям, занимающимся разработкой программного обеспечения (ПО). 14 декабря в парламенте прошли слушания по двум законопроектам (№ 8267 и № 8268), которыми предлагается провести экономичес­кий эксперимент. Его участникам, внесенным в общегосударственный реестр ИТ-компаний, до 2016 г. снизят размеры соцвзносов, НДФЛ и налог на прибыль, а также отменят НДС. Участниками смогут быть как разработчики ПО, так и веб-разработчики, компании, занимающиеся ИT-консалтингом, предоставляющие услуги по обработке данных, и даже продавцы и производители компьютерной техники.

Ныне в украинской ИT-индустрии работает около 25 тыс. компаний с общим годовым доходом около 10,9 млрд грн. При этом около 82% дохода (9,2 млрд грн) со­став­ляет экспорт услуг (аутсорсинг). В отрасли заняты, по различным подсчетам, свыше 150 тыс. человек. По информации Владимира Семиноженко, главы Госинформнауки, при благоприятных условиях экспорт ИT-продуктов уже в 2015–2016 годах по стоимости может сравняться с нынешним экспортом продукции металлургической отрасли ($13 млрд).

По словам Евгения Царькова, замглавы Комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики, при разработке законопроектов учли опыт ближайших соседей — России и Беларуси. В частности, в Беларуси ИТ-предприниматели освобождены от НДС и налога на прибыль, а налог на доходы физлиц установлен в размере 9%. Согласно расчетам комитета, в случае принятия этих законопроектов поступления в бюджет от НДФЛ вырастут в шесть раз, а пенсионные поступления — в 2,5 раза за счет вывода из тени этого сегмента экономики. Игроки рынка считают, что в случае предоставления налоговых льгот обороты отрасли могут уже в 2012 г. увеличиться в 1,5–2 раза — до $2 млрд. Игорь Лисицкий, вице-президент Ассоциации «Информационные технологии Украины», считает, что как только начнет активно и легально развиваться ИT-индустрия, к ней подтянутся смежные отрасли и наука. Ведь, как известно, сейчас во всем мире информационные технологии играют роль катализаторов развития экономики.

Учитывая, что проект поддержали в Минэкономразвития и Министерстве образования и науки, вероятность воплощения эксперимента в жизнь достаточно высока. Тем более что лоббировать интересы ИТ-рынка пообещал первый вице-спикер ВР Адам Мартынюк.

Нажмите на изображение для увеличения

блиц-опрос
Чего не хватает малому бизнесу?

Образования
Алла Мельниченко, совладелец стоматологической клиники «Астра»:
— Самой нужной помощью стало бы образование граждан, стремящихся открыть свой бизнес. Мы с партнером в свое время до всего доходили своим умом. Пару лет назад я попала на бесплатные (!) курсы для начинающих предпринимателей в Великобритании и была поражена. Даже учитывая огромные различия в структуре рынков и ведения дел наших стран, такие курсы могли бы сэкономить мне уйму времени. В Украине такое обучение предлагают только общественные организации, и попасть на него непросто.

Информации
Сергей Волошин, генеральный директор ООО «Тимбер» (строительство деревянных домов):
— Для меня важны любые данные о том, как быстро рассматривают тот или иной документ, как скоро груз пройдет таможню. Порой власти вредят бизнесу не целенаправленно (например, вымогая взятку), а потому, что у них либо нет данных, либо они не хотят их предоставлять. Были большие надежды на новый столичный разрешительный центр, но пока его работа вызывает только вопросы.

Рекламы
Тарас Дорохин, владелец фермерского хозяйства «Нива-Тернополь»:
— Государство действительно могло бы помочь мне, предоставив возможность искать партнеров за рубежом. Был случай, когда ко мне напрямую обратился партнер из Польши, который нашел данные моего хозяйства в какой-то брошюре для польских предпринимателей, желающих сотрудничать с Украиной. Почему у них есть эти данные, а у нас нет?

Льгот
Олег Витвицкий, технический директор компании DAN catering (кейтеринг, проведение массовых мероприятий):
— Малому и среднему бизнесу нужна маркетинговая поддержка. Льготы и скидки на покупку рекламного времени или щитов, помощь в размещении рекламы, консультации по правильному проведению рекламной кампании. Сейчас небольшой компании разместить свою рекламу в Киеве, особенно наружную, крайне сложно. За такую помощь многие были бы благодарны.

комментарии экспертов

Владимир Котенко, руководитель налоговой и юридической практики компании «Эрнст энд Янг»:
— Государство мечется в поисках финансовых ресурсов для латания бюджетных дыр. Если единственный способ брать деньги — перераспределение их через бюджет, то по пути к получателю часть средств обязательно потеряется. У нас через бюджет перераспределяется, по официальным данным, порядка 40% ВВП. Выходит, что практически половина производимого страной забирается в общий котел, а потом оттуда выдается «по талонам». В условиях, когда с каждой гривни зарплаты надо уплатить 50 копеек налога, никогда не будет повсеместной «белой» бухгалтерии. И если чиновники сами не справляются, пусть посоветуются с кем-нибудь. Пока они честно и объективно не расскажут о потребностях государства: что финансировать, какая программа сколько стоит, какие ресурсы есть, а потом по-честному соотнесут ресурсы с потребностями, вряд ли что-то изменится. Казалось бы, рецепты очевидны. Трудно поверить, что они не доступны в принципе очень неглупым людям, которые управляют государством. Из этого делаем вывод, что это не недостаток знаний или компетентности, а что-то другое.

Алекс Лисситса, президент ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса»:
— Законодательство о регуляторной политике в Украине, по сути, не работает. Часто принципиальные решения (например, в части регулирования внешней торговли зерном) принимаются без соблюдения необходимых процедур, что уменьшает прогнозируемость аграрного бизнеса. А аналитические записки к проектам документов вообще не выдерживают критики — все пишется в стиле: «альтернативных вариантов решения проблемы не существует». Вероятно, это проявление более глобальной проблемы — непрогнозируемости экономической политики в целом. Думаю, никто в стране не сможет сказать, как будет функционировать аграрная отрасль, например, во второй половине 2012 года.

Елена Прокопович, советник консультативной программы IFC «Устойчивое развитие бизнеса»:
— Наиболее уязвимым в жизненном цикле малого или среднего предприятия считается период его становления — от бизнес-идеи до запуска производства (начала предоставления услуг). В это время поддержку могло бы предоставить государство, содействуя созданию сети бизнес-инкубаторов на региональном уровне. Предприниматели, чьи идеи пройдут конкурсный отбор, смогут арендовать офис по сниженной ставке, воспользоваться услугами бухгалтера и секретаря, получить консультации по вопросам создания предприятия и ведения бизнеса. А также получить доступ к финансированию (банковские кредиты, предоставление гарантий по кредитам, доступ к венчурному финансированию). В среднем через два года после того, как предприятие достигнет установленного уровня дохода или количества персонала, оно покидает бизнес-инкубатор. Государство может также содействовать развитию членов и выпускников бизнес-инкубаторов путем предоставления им 20% госзаказов на конкурсной основе. Или же обязать крупные предприятия использовать не менее 10–15% услуг/товаров предприятий малого и среднего бизнеса — членов и выпускников бизнес-инкубаторов.

Дмитрий Белых, гендиректор ООО «Америка-Украина», консультант Комитета по иностранным делам Верховной Рады Украины:
— В нашем секторе 80% всех расходов составляет оплата труда. Поэтому государство может дать шанс, уравняв нас по условиям ведения бизнеса с прямыми конкурентами — Китаем и Индией. Идея создания мощного отраслевого союза, озвученная премьер-министром Украины, полностью вписывается в данный план. Говоря языком цифр, даже при налоге 10% на доходы физлиц и едином соцвзносе на уровне 800 грн средний ИТ-специалист будет платить в 2–3 раза больше налогов, чем сейчас. Абсолютное большинство нетрудоустроенных людей смогут выйти из тени.

Владимир Бодров, завкафедрой Управления национальным хозяйством Национальной академии госуправления при Президенте Украины, доктор экономических наук:
— Для нас приемлем опыт Швейцарии, где возможности МСБ защищены государством. Там правильно выстроена система образования. В вузы попадает всего 25% выпускников школ, а 75% получают профобразование и идут в МСБ. Если средняя безработица в ЕС составляет 19–20%, то в Швейцарии она не превышает 2%. Ведь у каждого есть профессия, которая всегда может его прокормить. Плюс в стране множество Центров повышения квалификации, переквалификации. Причем они не обременительны для государства в силу использования современных цифровых технологий, информсистем и форм дистанционного обучения. Поэтому Швейцария переполнена амбициозной молодежью, стремящейся к успешности в МСБ.

денежный вопрос

Очевидно, что без помощи государства малому бизнесу не обойтись. Вот только на что может рассчитывать украинский МСБ? Еще год назад государство ориентировалось на поддержку крупных предприятий. Собственно, те же тенденции нашли свое отражение в Госпрограмме социально-экономического развития на 2012 г. и основных направлениях развития страны на 2013–2014 гг. (одобрена в первом чтении 22 сентября 2011 г.). Поддержку окажут компаниям, которые займутся обновлением мощностей и внедрением энергосберегающих и инновационных технологий. Драйверами роста (примерно на 6% в год по каждой из отраслей) назначены металлургия, химическая и легкая промышленность.

Однако, учитывая большой риск сворачивания многих инициатив при наступлении второй волны кризиса, более разумно создание благоприятных условий для ведения бизнеса, а не увеличение размера субсидий из госбюджета. Как отметила Наталия Королевская, глава Комитета ВР по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства, экономика Украины слишком зависит от крупного бизнеса (металлургии и энергетики), в то время как рост МСБ помог бы ей стать более гибкой и стабильной. В проекте госбюджета на 2012 г. предусмотрено выделить на кредитование малого и среднего бизнеса на льготных условиях около 13 млн грн, что на 3 млн больше, чем в 2011 году. Но даже такие скромные средства выделяются не всегда. По словам Александры Кужель, координатора движения «Гражданское сопротивление», экс-главы Госкомпредпринимательства, бюджет 2011 г. по кредитной господдержке был выполнен едва ли на 10%.

Всему виной начатая админреформа, ликвидировавшая Госкомпредпринимательства как главного распорядителя средств. По словам Оксаны Продан, главы все­украинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса «Фортеця», необходимо срочно завершить админреформу и четко установить, какой именно орган за что отвечает и какие документы выдает: «Реформирование госаппарата привело к тому, что во многих сферах появилось минимум два органа: один уже не может, а другой еще не может выполнять свои функции. Но оба они хотят контролировать бизнес».


Комментарии:


Код безопасности:


Внутренний голос

«Развитие в Украине социального предпринимательства позволит решить проблемы с социальной адаптацией незащищенных категорий населения»

Большой человек

Управление по-итальянски

Частный случай

Реставрируя полуразрушенные здания пансионатов, бывший антикризисный менеджер Андрей Руденко создал сеть баз отдыха «Куба»

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета