Призвание и признание

Управляющий партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры» не жалеет, что 15 лет назад засиживался в офисе до четырех утра. Благодаря такой самоотверженной работе он приобрел не только репутацию и известность, но и неоценимый опыт
Untitled-5

Михаилу Ильяшеву, когда он только основал свою фирму, пришлось столкнуться с необходимостью доказывать клиентам свою способность защитить их интересы. Теперь его репутация говорит сама за себя. Он признан одним из лучших юристов Украины и оценен в ведущих международных рейтингах. Сегодня Михаил работает «всего» одиннадцать часов в сутки и управляет коллективом из 55 человек.

Михаил Ильяшев, управляющий партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры», заслуженный юрист Украины. Родился 26 августа 1976 года в г. Кировограде.

Окончил Институт международных отношений Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко, специализация — «международное право».

В 1997 году основал компанию «Ильяшев и Партнеры».

Женат, воспитывает дочь и сына.

Мечты о праве

В 1990-х многие шли учиться на юристов и экономистов. Вы следовали моде или велению души?

М. Ильяшев: Не думаю, что на заре независимости был бум на эти профессии, он начался позже. Поэтому говорить о моде было бы не совсем корректно. Но и велением души назвать мое решение трудно. Юриспруденция — осознанный выбор. Подросток с помощью родителей определяет, в какой сфере сможет наиболее полно раскрыть свои таланты. Но это не значит, что близкие давали мне конкретные указания насчет того, кем я должен быть. Скорее, помогали сделать правильный выбор.

Что привлекло в юриспруденции?

М. Ильяшев: Сейчас уже трудно вспомнить, какими соображениями я руководствовался в 16 лет. У меня не было далеко идущих планов, просто оказалось, что юрист — хорошая профессия. Среди моих родственников не было ни одного представителя этой сферы, так что показать «кухню» было некому. У меня были только общие представления о том, чем занимаются юристы и адвокаты. Я прислушался к своей интуиции и, как выяснилось, не ошибся.

После окончания вуза устроились  в юридическую фирму?

М. Ильяшев: Нет. Мы с однокурсниками сразу решили организовать собственную.

Чем было обусловлено такое решение?

М. Ильяшев: Рынок был относительно свободен, и еще во время учебы мы с друзьями задумались над будущим. В конце 1990-х ведущие юридические фирмы ютились на территории всевозможных НИИ и в съемных квартирах. Предлагали студентам хорошие, по их мнению, зарплаты в $150–200. Мы рассудили, что начав свой бизнес, ничего не потеряем, поскольку нет особой разницы между тем, зарабатывать $150 или не зарабатывать вообще. Так мы с однокурсниками и решили создать свой проект. Часть моих коллег отсеялась на начальном этапе, а человек, с которым мы в институте мало общались, остается партнером вот уже 15 лет.

Как удалось сохранить партнерство?

М. Ильяшев: Думаю, все благодаря порядочности нас обоих. Конфликты в бизнесе возникают от жадности и обмана, когда теряется доверие. Исходя из того, что с нами подобного не произошло, можно сделать вывод, что мы не подвержены этим порокам. Взаимное доверие и порядочность помогли нам сохранять партнерские отношения все эти годы.

С чего начинали создавать фирму?

М. Ильяшев: С аренды небольшого офиса, отсутствия сотрудников и клиентов. Секретарь появился только через год после основания компании. Поскольку заказчиков юридических услуг у нас на первых порах не было, часть сокурсников отсеялась, уйдя на работу в адвокатские конторы и юрфирмы. Кто-то не верил в успех, кто-то посчитал идею собственного бизнеса ошибочной.

Кто-то сейчас локти кусает…

М. Ильяшев: Не могу сказать, что среди тех, с кем мы начинали, есть неустроенные люди. Одни сделали хорошую карьеру под руководством известных юристов, другие пришли к идее о создании своей компании через 10 лет. Мы до сих пор поддерживаем со всеми дружеские отношения.

Суд да дело

Как появились клиенты?

М. Ильяшев: Мы начали сотрудничать с одним из профильных юридических журналов — оказывали юридические услуги и писали статьи, а они размещали нашу рекламу в своем издании. Вскоре появились заказчики. Иногда работы было так много, что приходилось сидеть в офисе до четырех-пяти утра. И сейчас, хотя у нас появились наемные сотрудники, партнеры часто приходят в офис первыми, а уходят последними.

Помните своего первого заказчика?

М. Ильяшев: Конечно, это трудно забыть. С ним мы сотрудничаем до сих пор, и он все еще не знает, что был первым.

Какие методы убеждения клиентов использовали?

М. Ильяшев: Ничего особенного, просто говорили. Когда человек тебя слушает, анализирует то, что ты ему советуешь, он понимает, что внешний вид и возраст не имеют значения. Важны знания. Я практически не помню случаев, когда после нашего общения с клиентом не был бы заключен договор. Если с нами кто-то не сотрудничает, это означает, что мы с ним просто не общались. Заказчик выбирает специалиста по определенным критериям и доверяет ему. И зачастую все клиенты одного юриста имеют схожие черты.

Сейчас ищете заказчиков или они сами вас находят?

М. Ильяшев: Мы никогда не занимались активным поиском клиентов — не клеили объявления на столбах, не стояли под зданием суда с табличкой «Выиграю все дела», не писали рекламных писем и не предлагали поработать бесплатно. Мне кажется, что юрист и не должен так поступать. Навязчивость играет против него. У нас, конечно, есть на примете те, с кем мы хотели бы сотрудничать. Но не давать им прохода своими предложениями мы не будем — на это нет времени.

А бывало, что вас обманывали?

М. Ильяшев: Иногда клиенты предоставляют не всю информацию. Но это случается нечасто. Серьезные заказчики понимают, что получить качественную защиту можно, только если юрист обладает всеми сведениями, особенно когда дело касается судебного процесса. Ведь все равно они станут известны на суде. Но скрывать информацию — безусловное право клиента, ведь юрист — не более чем инструмент для достижения цели.

Какими делами гордитесь?

М. Ильяшев: Я считаю, что стоит гордиться тем, что имело значение для общества. Среди таких дел освобождение украинских самолетов Ан-124 («Руслан») из-под ареста в Канаде и Бельгии, представление интересов российской компа­нии Altimo в споре с норвежской Telenor Group относительно управления ЧАО «Киевстар».

Как часто ведете дела pro bono?

М. Ильяшев: Достаточно редко. Сами их не ищем, коммерческие дела бесплатно не ведем вообще. Но мы постоянно консультируем знакомых, друзей, их приятелей и род­ственников…

Объем работы увеличился?

М. Ильяшев: У каждого бизнеса существует своя динамика развития — сначала плавный рост, затем резкий, потом снова плавный. Думаю, что у нас первый пик был через несколько лет после создания фирмы. По прошествии пяти лет мы вышли на показатели, позволяющие говорить о том, что наша компания состоялась. Отпали всякие сомнения в том, что мы поступили правильно, открыв свое дело. В первые годы мысль об этом присутствовала постоянно.

Свойственно ли вам сомневаться в правильности принятого решения?

М. Ильяшев: Это задача юриста. Ты постоянно взвешиваешь все «за» и «против», ищешь подводные камни, опасаешься обмана со стороны контрагента твоего доверителя. Знаете, как говорят: «Врач видит в каждом человеке больного, священник — грешника, а юрист — мошенника». Ведя любое дело, ты постоянно терзаешься сомнениями о том, не пытается ли кто-то обмануть твоего клиента.

Насколько вы сейчас вовлечены в практику?

М. Ильяшев: На 100%. Невозможно быть руководителем юрфирмы и не практиковать. В нашей стране законы меняются достаточно быстро, и чтобы оставаться в курсе, необходимо вести дела самостоятельно. Тем более что руководитель должен подавать личный пример своим подчиненным. Разве можно заставлять сотрудников трудиться допоздна, если сам уходишь ровно в 18.00? Чтобы подчиненный воспринимал твое руководство над собой, он должен уважать тебя как специалиста. В ином случае им невозможно будет управлять, по крайней мере это касается юристов.

В каких сферах специализируетесь?

М. Ильяшев: Мы занимаемся вопросами, связанными с бизнесом. В сферу нашей компетенции входят корпоративное право, трудовое право, разрешение споров, международный арбитраж.

Личностные характеристики

Насколько были уверены в себе, когда шли на первый суд? Не боялись ошибиться?

М. Ильяшев: Учитывая то, как ведется обучение в Украине, когда оно полностью оторвано от практики, естественно, волновался. И это правильно. Неизвестно, когда ответственности больше — на процессе, где цена ошибки составляет 5 тыс. грн или $1,5 млрд. Конечно, во втором случае риск для профессиональной репутации намного больше. Чем выше поднимаешься, тем больнее падать. Наша позиция: юрист не имеет права на ошибку.

Такой груз ответственности нести нелегко…

М. Ильяшев: Мне кажется, он даже стимулирует. Есть такой синдром консультанта, когда человек привыкает, что к нему каждый день обращаются за советом, и когда это прекращается, ему становится крайне дискомфортно.

Говорят, что у юристов нередко возникает психологический дискомфорт из-за того, что им приходится представлять сторону, которая не права. Как с этим обстоят дела у вас?

М. Ильяшев: Во-первых, нельзя делить все на белое и черное. Вся жизнь — полутона. У каждой стороны конфликта своя правда. Я еще не встречал человека, который пришел бы к адвокату, говоря: «Я негодяй — обманул, помогите мне уйти от ответственности». Люди приходят со своей историей, объясняя логику своих действий. Даже самый последний мерзавец сможет оправдаться в собственных глазах. Во-вторых, мы же не судьи. Рассматривать дела и принимать справедливые решения — их задача. А наша обязанность — представлять интересы клиента. Конечно, сейчас мы можем позволить себе отказаться от того или иного дела из-за его морально-этических аспектов. Есть грань, которую мы не можем переступить.

Какими качествами нужно обладать, чтобы создать свою юридическую фирму?

М. Ильяшев: Как и для любого другого бизнеса, необходима предприимчивость. Руководитель фирмы должен постоянно искать возможности для развития, быть коммуникабельным, порядочным. Для юриста это играет особенно важную роль.

У вас много специализаций. Как удалось стать профессионалом в стольких сферах?

М. Ильяшев: Когда мы начинали, приходилось браться практически за каждое дело. Украинского клиента обычно не интересует, какая у тебя специализация: знаешь ли ты корпоративное право или все, что касается интеллектуальной собственности. Ему нужно, чтобы юрист мог защищать его интересы в любом случае. Поэтому приходилось сидеть и учить то, чего не знал, заниматься самообразованием, вникать в каждую мелочь. За 15 лет волей-неволей станешь профи в тех отраслях, которые связаны с бизнесом. Если, конечно, не перекладывать обязанности на других. Кстати, в Европе сейчас огромная проблема из-за того, что юристы имеют узкую специализацию. У них нет целостности понимания процесса ведения бизнеса.

Каким должен быть хороший руководитель?

М. Ильяшев: Руководитель должен быть примером для подчиненных, как профессионал и как личность.

Готовы ли начинать с нуля, если возникнет необходимость?

М. Ильяшев: Я иногда задумываюсь над этим и надеюсь, что такого не произойдет. Не думаю, что готов повторить свои подвиги. (Улыбается.) Начинать единожды — норма. Второй раз будет в сотни раз тяжелее. Я не могу представить сейчас, как физически можно выдержать пять пар в вузе.


Комментарии:

  • псевдоюрист...   24-07-2012 01:06 

    хоть и стал юристом все же как бы это все ярко не звучало, но все равно юриспруденция это нудная деятельность, бумажная дотошная работа, не такой я ее ожидал.. можно развиваться, стремиться, но а смысл если не нравится это..
    ильяшев молодец конечно, но ему реально это нравится, не думаю что он пашет тупо из-за денег, это действительно его стихия..


Код безопасности:


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета