Почему аграрии отказываются платить дань Фирташу?

На прошлой неделе Министерство экономического развития и торговли разослало заинтересованным сторонам доклад об основных выводах и фактах в рамках антидемпингового расследования относительно импорта в Украину карбамида и карбамидно-аммиачной смеси (КАС).
udobr

Расследование было инициировано на основании жалобы предприятий группы Ostchem Дмитрия Фирташа. Благодаря усилиям журналистов текст доклада стал доступным широкой общественности, включая аграриев. Благодаря этому мы узнали, что специалисты Минэкономразвития сошлись во мнении о наличии оснований для введения антидемпинговой пошлины на указанные удобрения, что возмутило практически всех аграриев, поскольку, на наш взгляд, выводы противоречат целому ряду фактов и здравому смыслу.

Ищем не там, где потеряли, а там, где свет

Украинские химические предприятия действительно находятся в тяжелом состоянии. Однако проблема связана не с внутренним рынком или демпингом на нем, а с экспортом, и стала результатом мирового спада цен на азотные удобрения. Наша химическая отрасль экспортно-ориентированная, ведь наши мощности примерно в 4 раза превосходят внутреннее потребление. И именно потеря экспортных рынков, а вовсе не внутреннего, стала причиной масштабного спада производства. Наши химические предприятия оказались неконкурентоспособными на внешних рынках из-за отсутствия собственной сырьевой базы, в то время как их основные конкуренты — производители Китая, России, стран Ближнего Востока и Иран — все имеют собственный газ.

В этом легко убедиться, достаточно сопоставить данные о производстве, экспорт, импорт и внутренний спрос на аммиачную селитру, карбамид и КАС в Украине, и мы увидим, что падение производства азотных удобрений в точности равно падению экспорта. То есть, очевидно, что проблема, повторюсь, именно в падении экспорта, а не внутреннего рынка.

ДАННЫЕ ОТ КОМПАНИИ АГЕНТСТВА ААА

Динамика общего производства, экспорта, импорта и спроса на аммиачную селитру, карбамид и КАС в Украине.

аммиак

Воображаемый демпинг и реальная монополизация

Одним из ключевых драйверов падения международных цен стал Китай с его дешевыми удобрениями, который, например, как говорят эксперты рынка, вытеснил украинские удобрения с рынков Индии и Китая. Это привело к тому, что цены на всех без исключения международных рынках по всей азотной группе стали падать.

Если мы посмотрим на графики, которые говорят о том, как себя вели цены экспорта, то увидим — они абсолютно одинаковые, что из России (FOB Черного и Балтийского морей), что из Китая, Ближнего Востока, Ирана, кстати, что и с Украины (FOB Порт Южный). Цены экспорта везде одинаковы, поскольку мы все на одном глобальном рынке. Нет никакого демпинга со стороны российских компаний, они не могут повышать цены, поскольку мировой рынок упал.

ДАННЫЕ ОТ ИА «Инфоиндустрия»

ГРАФИК №1. Сравнение цен на аммиачную селитру в Украине и мире

цены на селитру

ДАННЫЕ ОТ КОМПАНИИ «ЕВРОХИМ»

ГРАФИК №2. Сравнение цены на карбамид в Украине и цен стран-производителей

цены на карбамид

ГРАФИК №3. Сравнение цены на карбамид в Украине и цен стран-потребителей

цены на карбамид2
Когда МЭРТ проводил расследование, то исходил из того, что основная доля экспортеров азотных удобрений в Украине принадлежит российским компаниям. Доля других компаний невелика, так как логистика в нашей стране построена таким образом, что из России везти удобрения дешевле, чем из того же Ближнего Востока или, тем более, Китая, поскольку на логистику с другими странами приходится серьезная цена фрахта. Исходя из этого, МЭРТ сделал вывод о том, что падение цен вызвали российские компании. Получается искаженная картина — во всем мире в падении цен виноват Китай, а в Украине — Россия. Оказывается, во всяком случае, по мнению МЭРТ, Украина не живет в глобальном мире.

Следуя логике Минэкономразвития получается, что экспортировать украинские химики должны по одной цене, которую диктует конкуренция с Китаем, Россией и арабскими странами на международных рынках, а продавать на внутреннем рынке — по цене, значительно выше. Мы же считаем, что внутренние цены не могут быть выше экспортных, поскольку от экспортной цены нужно, как минимум, вычесть стоимость перевалки в порту. Иными словами, по мнению МЭРТ, украинские аграрии должны покупать азотные удобрения дороже, чем, например, их турецкие конкуренты, и чем они могли бы покупать в том же порту Южном, и это будет справедливо.

Важно отметить, что за тот период, когда проводилось расследование, доля украинских предприятий на внутреннем рынке выросла, а не упала. По всем законам экономики, если есть демпинг от части компаний, то доля других компаний сокращается, а не растет. Уже на этом основании МЭРТ должен был закончить расследование, а они эти данные приводят в своем расследовании, но их не замечают и продолжают рассуждать о демпинге. Более того, крупнейший российский импортер продает свои удобрения на рынке дороже, чем Ostchem.

На самом деле все данные свидетельствуют не о демпинге, а о монополии и монопольном завышении цен на украинском рынке удобрений. Потому что, когда у производителя растет доля при том, что он продает дороже, чем конкуренты, то это говорит о монополии и недостатке продукции на рынке.  Ни при каких других экономических условиях это невозможно. Причем тот факт, что существует монополия, признал сам МЭРТ, когда принял от Ostchem заявку. Для того, чтобы началось антидемпинговое расследование,  заявки должны подать компании, которые закрывают более 50% внутреннего производства.

Подчеркну, сам факт того, что МЭРТ принял от них заявку, означает, что в министерстве признают, что доля группы компаний Ostchem в общем украинском производстве составляет более 50%. Если учесть, что, опять же, по данным МЭРТ, доля импорта на украинском рынке никак не превышает 15%, то получается, что компания Дмитрия Фирташа в любом случае контролирует более 30% рынка, что по украинскому законодательству являются монополией. Если же учесть, что другие украинские производители в основном работают на импорт, то мы придем к более точной оценке: Ostchem принадлежит более половины всего украинского рынка азотных удобрений. То есть МЭРТ признал, что это монополия. Он также видит, что внутренние цены выше, чем экспортные, и цена реализации конечному производителю у российских компаний выше, но, несмотря ни на что, МЭРТ утверждает — это не монополия, а демпинг со стороны импортеров. Именно поэтому возникает сомнение в объективности выводов министерства.

Если МЭРТ добьется введения пошлин на импортируемые в Украину азотные удобрения, произойдет следующее: украинские химики смогут продавать свою продукцию на украинском рынке по гораздо завышенной цене по сравнению с другими странами. То есть фактически они смогут компенсировать свои потери, которые они понесли на международном рынке, за счет украинских аграриев. Таким образом, аграриям предлагают финансировать химическую промышленность. Логика такова: потеряли в одном месте, а брать будем в другом, а спишем все на войну. Россия же — страна — агрессор, в этом никто не сомневается, поэтому мы их компании и наказываем. Но только дело в том, что в действительности платить за этот пир во время чумы предлагают не русским, а нам — украинским аграрным производителям. И последнее, украинский рынок для наших химиков уже есть премиальным, они занимают привилегированные позиции по сравнению с импортерами соответствующей продукции — существует пошлина в размере 6,5% на импорт азотных удобрений из любых стран, а в придачу — монополия и цены, которые превышают экспортные.

Не с тем сравниваем

Представикы компании Ostchem, пытаясь обосновать свои позиции, сравнивают цены на удобрения в Украине с ценами европейских стран, в частности Франции и Германии. Однако, почему-то забывают сказать, что эти страны кардинально отличаются от Украины тем, что в них существует государственная поддержка растениеводства.

Франция — мировой лидер по размеру дотаций на гектар в растениеводстве (отмечу, у нас со следующего года растениеводство не получает никаких дотаций). В бюджете Евросоюза дотации сельхозпроизводителям составляют примерно 50 млрд. евро. Если пересчитать эту сумму на нашу площадь (так, если бы мы предоставляли сравнимый уровень поддержки нашем аграрию), то нам нужно было бы тратить примерно 10 млрд. евро из бюджета в год, а это почти 300 млрд грн. Бюджет Украины составляет 1 триллион гривен, следовательно, нам треть бюджета нужно было бы отдать на поддержку аграриев, а нашим аграриям в этом году выделят около 6 млрд грн. Сравните 6 млрд. и 300 млрд. Можно ли брать такие страны для сравнения? Отмечу, в этих странах также предусмотрены дотации на приобретение удобрений внутреннего производства.

В таком случае с кем нас можно сравнить? Нас можно сравнивать со странами, где также нет господдержки, например, Бразилия и Индия, хотя наши расходы значительно выше, к тому же они собирают как минимум два урожая в год, тогда как мы один.

Цены на селитру и карбамид в Бразилии в 2015 году были ниже, чем в Украине, несмотря на то, что их поставляли с Балтийского моря, то есть у них было фрахтовое плечо примерно 25 долларов. Если учесть эти 25 долларов, то разрыв становится колоссальным. Сейчас цены на селитру у них немного выше, чем у нас, потому что украинские аграрии начали заменять селитру другими азотными удобрениями из-за введения пошлин. А на карбамид даже сейчас цена в Бразилии и Индии ниже (по данным на апрель 2016 года, цена в Украине — 240 долларов, в Индии и Бразилии — 190-200 долларов), если сравнивать с 2015 годом то разрыв был колоссальным, то есть мы переплачивали.

Что делать

По данным ОЭСР, в 2014 году, когда в Украине работал спецрежим НДС, поддержка в ЕС была в 20 раз выше, чем в Украине. Хорошо, дайте аграриям такой же уровень дотаций и тогда повышайте внутренние цены на удобрения до европейского уровня. Но почему нужно поддерживать химическую отрасль за счет поддержки аграриев, то есть передавать деньги химикам через аграриев, в чем смысл? Если мы понимаем, что наша химическая отрасль пострадала от падения цен на международных рынках, то давайте поддержим химическую отрасль.

Давайте поможем им, дадим привилегированные условия на разработку газовых месторождений, разведанные на не разработанные месторождения. Организуем тендер и объявим условия: газ, добытый на этом месторождении, может быть использован только на производство удобрений азотной группы. Такой шаг позволил бы нашим химикам получить сырьевую базу, без которой они, повторюсь, неконкурентоспособны на международных рынках. Но для того, чтобы выгоду от этого получил не Фирташ, а именно химическая отрасль и экономика Украины, поставим, по европейскому образцу, требование об уничтожении монополии — о продаже части заводов Ostchem независимым покупателям, чтобы они конкурировали друг с другом на внутреннем рынке. Уверен, что в таком случае, мы очень скоро окажемся в ситуации, когда цены украинского рынка будут ниже экспортных.

Но почему-то МЭРТ предлагает взять дань с аграриев, чтобы поддержать химическую отрасль. На самом деле не всю отрасль, а только компании Ostchem, так как все остальные производители не обращались в МЭРТ и даже не поддержали требований Ostchem, когда расследование было начато. То есть существует только одна компания, которая требует ввести пошлины на импортные удобрения, и это компания Дмитрия Фирташа.

Повторюсь, мы все видим, что в украинской химической отрасли есть серьезные проблемы, но связаны они с потерей экспортных рынков и с тем, что на международном рынке азотных удобрений появились игроки, которые продают свою продукцию дешево. Никаким введением внутренних пошлин мы эту проблему не решим. Мы просто увеличим доходы одной конкретной компании и одного конкретного человека, а именно Фирташа. Вместо этого нужно решать, как сделать так, чтобы наша химическая промышленность, которая производит азотные удобрения, была конкурентоспособна на международном рынке, а для этого у нее должен быть свой газ, иначе мы все равно проиграем на внешних рынках.

Если не будут приняты никакие меры, в конце концов, закончится все тем, что аграрии будут вынуждены наладить поставки из других стран. На это уйдет время, но это произойдет. Да, мы будем платить за фрахт, но это все равно окажется дешевле, чем то, что от нас хочет получить Ostchem. В результате мы вернемся туда, откуда начинали, но уже окончательно потеряв свой экспортный потенциал, то есть три четверти всей отрасли. Кстати, химики это прекрасно понимают, поэтому в разработанных ими проектах меморандума говорится, что государство должно взять на себя обязательства начинать антидемпинговые расследования против всех производителей импортных удобрений, которые угрожают украинской химической отрасли, то есть речь идет не только о русских, а обо всех, кто наладит сюда поставки. Но это не выход, это способ обогатиться конкретным людям, а не решение для страны.

Андрей Дыкун,

Председатель правления Национальной ассоциации сахаропроизводителей Украины «Укрцукор»

Источник:LB.ua


Комментарии:


Код безопасности:


Внутренний голос

«Малый бизнес начал смелее отстаивать свои права, научившись бороться, если  проверяющие и контролирующие инспекции злоупотребляют властью»

Большой человек

На чужих ошибках

Частный случай

Реставрируя полуразрушенные здания пансионатов, бывший антикризисный менеджер Андрей Руденко создал сеть баз отдыха «Куба»

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета