Скульпторы тела

На строительство клиники пластической хирургии в Украине понадобится $1–2 млн. При условии аренды площади у госмедучреждений для начала бизнеса достаточно в 3–4 раза меньше средств, которые реально вернуть буквально за год-два
nisha

Культ вечной красоты и молодости сегодня царит не только в кругах звезд шоу-бизнеса, спорта и политики, но и среди непубличных людей. Самые отважные и целеустремленные из них ложатся под скальпель пластического хирурга. Конечно, нашим соотечественникам еще далеко до граждан более развитых стран, давно воспринимающих подобные операции на уровне обыденного похода к стоматологу. Однако определенная позитивная динамика в этом отношении в последнее время все-таки наблюдается. В Украине спрос на услуги клиник «красоты» ежегодно растет на 20%. В нашей стране насчитывается 800–900 пластических хирургов, выполняющих ежегодно около 10–12 тыс. операций, стоимость которых на 30% ниже, чем за рубежом. Годовой денежный объем данного рынка находится на уровне $20 млн.

Сами с ушами

Женщины бальзаковского возраста (от 30 до 40 лет) пока остаются постоянными клиентами-пациентами клиник пластической хирургии. По словам Руслана Гуменного, основателя центра пластической и эстетической хирургии «Пластик-Арт» в Черновцах, в основном они делают круговую подтяжку лица, блефаропластику (коррекция век и разреза глаз), липосакцию (удаление жира) и маммопластику (подтяжка груди). Мотивация здесь различная: возвращение в семью «блудного мужа», привлечение к себе внимания и завоевание благосклонности молодых ловеласов, возобновление фигуры после родов, грудного кормления или онкологии молочных желез.

С каждым годом к услугам пластических хирургов обращается все больше незамужних девушек в возрасте 20–30 лет, желающих увеличить бюст с помощью силиконовых имплантатов. Популярность пластики той или иной части тела, оказывается, зависит даже от региона. «В нашем центре, к примеру, одно время самой популярной процедурой была отопластика (исправление формы ушных раковин): за день проводили от 7 до 12 операций. Таким образом, можно смело предположить, что в Донецке почти не осталось лопоухих», — улыбается Игорь Середенко, основатель частного центра «Хирургия красоты».

Феминизация сильного пола

В последнее десятилетие все больше мужчин в возрасте 35–50 лет достаточно активно прибегают к услугам клиник «красоты». «Они уже составляют 15% всей клиентуры и делятся на две категории: одна половина, действительно, имеет сильно выраженные дефекты внешности, другая — просто фанатично хочет выглядеть более презентабельно, учитывая яркую внешность своих супруг или любовниц. Самые востребованные услуги среди мужской части клиентов — ринопластика, трансплантация волос после облысения, липосакция, удаление мешков под глазами», — информирует Роман Левицкий, директор Киевского центра пластической хирургии.

Наталья Михайловская, директор Центра позитивной психологии, видит в этой тенденции закономерность и даже выражает некоторое сочувствие: «Дело в том, что мужчины в течение многих веков находились на обочине индустрии красоты, и рано или поздно маятник качнулся бы в противоположную сторону. Половина человечества — слишком уж лакомый кусок для бизнесменов в этой сфере. Только вот, если для женщин, грубо говоря, параметры четко определены в пропорциях (90-60-90), то стандарта мужской красоты пока никто не разработал».

Парадоксально, но клиники, невзирая на потерю больших доходов, часто отказывают некоторым клиентам, пытающимся как можно быстрее лечь на операционный стол. Например, для пластического хирурга Романа Левицкого причинами отказа могут послужить отсутствие объективных показаний, нестабильная психика и завышенные эстетические требования пациента. Как бы там ни было, клиники красоты в некотором роде могут рассчитывать на приток денег от уже существующих клиентов. В среднем эффект обновленного тела заметен не более 7 лет, поэтому половина бывших пациентов возвращается за повторной операцией. Правда, только при условии, что они остались довольны результатом первой. В таком случае могут привести с собой еще парочку новых клиентов.

В плену некомпетентности

Профессия «пластический хирург» официально появилась в реестре Министерства здравоохранения Украины только в прошлом году. В январе 2010 года был издан первый учебник по пластической хирургии, а в марте получили дипломы первые 18 специалистов в этой отрасли, окончившие курсы в мединститутах Донецка, Киева и Одессы. Таким образом, сейчас в стране 50–75% действующих пластических хирургов являются докторами общей хирургии, которые, в лучшем случае, окончили ординатуру по этой специальности в России и три-четыре раза в год посещали европейские образовательные курсы. В худшем случае, по мнению Василия Пинчука, собственника частной клиники «Цертус», пластикой занимаются просто дилетанты — стоматологи, отоларингологи, прок­тологи и дерматологи. Естественно, они совсем не заинтересованы в массовой образовательной подготовке своих будущих коллег и полноценной легализации собственной деятельности. Для них это доходная подработка, которой они занимаются параллельно с основной работой на базе государственных медучреждений: получив за операцию условно $1 тыс., они платят $50 анестезиологу, до $20 — медсестре и еще до $200 — главному врачу. Следовательно, за одну операцию такой хирург зарабатывает $730, то есть львиную долю всей выручки кладет себе в карман. В то же время прибегает к откровенному демпингу, делая неоправданно большие скидки на операции по отношению к среднерыночной цене.

Минимум 15% пластических операций в Украине заканчиваются неудачно в силу того, что выполняют их не профессиональные хирурги, а дилетанты

Разумеется, при такой недобросовестной конкуренции частная клиника будет проигрывать, поскольку после уплаты всех налогов и зарплаты персоналу за аналогичную операцию стоимостью в $1 тыс. она получит не более $200 прибыли. Поэтому доминирование полулегального государственного платного сегмента, доля которого на рынке составляет 60–70% (6–8 тыс. операций в год), повышает инвестиционные риски и, соответственно, сокращает коммерческие выгоды в бизнесе частных клиник пластической хирургии.

Появление таких горе-специалистов, по мнению Эмиля Фисталя, руководителя ожогового центра Института безотлагательной и восстановительной хирургии им. В. Гусака, связано со слишком либеральными в Украине условиями доступа к медицинской практике в сравнении с западными странами. Например, в США на подготовку пластического хирурга пре­дусмотрено 10 лет: сначала он 2 года изучает общую хирургию, потом 5 лет работает по специальности и 3 года овладевает теорией. А образцом сурового и действенного контроля над деятельностью клиник пластической хирургии является Великобритания, где условия сертификации врачей и медучреждений составляет профессиональная Ассоциация пластических и эстетических хирургов, утверждает нормы и контролирует их соблюдение Госдепартамент здравоохранения, а изменения на рынке отслеживает независимая Комиссия здравоохранения.

Пластика требует жертв

Нам еще очень далеко до западных стандартов, и поэтому, по информации Виктора Сердюка, вице-президента Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов, минимум 15% от всех проведенных пластических операций являются неудачными и некачественными. Уменьшить этот показатель, по мнению Сергея Антонова, руководителя Центра медицинского права и научного сотрудника Института государства и права им. В. Корецкого НАН Украины, можно путем заблаговременного заключения двустороннего договора между клиникой и пациентом, в котором четко следует прописать вид и стоимость предоставляемых услуг, возможные негативные последствия и операционные риски, финансовые обязательства со стороны исполнителя в случае их возникновения, непременное получение расчетного документа в виде кассового чека.

Впрочем, как показывает практика, такой договор все равно не является панацеей: обратиться в прокуратуру, суд или же просто предъявить устные претензии в случае врачебной ошибки невозможно. Доказательной базы украинского законодательства хватит только на то, чтобы привлечь хирурга к ответственности за преступную халатность. По мнению Сергея Галича, ведущего хирурга клиники пластической и эстетической хирургии «Фатум», в долгосрочной перспективе стоит внедрять традиционное на Западе двойное страхование — одна страховая компания оплачивает предоперационное обследование, а другая страхует ответственность хирурга. «В США, к примеру, хирурги застрахованы на $1–2 млн, и пациент может легко отсудить у них $250 тыс. только за то, что его не осмотрели на следующий день после операции», — отмечает г-н Галич.

Причиной врачебной ошибки, по утверждению Дениса Юрченко, заведующего хирургическим отделением клиники «Виртус», часто становятся сами пациенты, безответственно относящиеся к своему здоровью. В бе­зумной погоне за красотой у некоторых притупляется инстинкт самосохранения, вследствие чего они предоставляют фальсифицированные анализы обследований, скрывая, что страдают от таких противопоказанных для пластики заболеваний, как аллергия на определенные препараты, сахарный диабет, почечная недостаточность, ревматизм, сердечно-сосудистые проблемы и т.д. Параллельно растет количество и 20–30-летних пациентов, склонных к нарциссизму и страдающих от такой экзотической болезни, как дисморфобия (неприятие собственного тела). Чтобы не усугублять ситуацию, некоторые клиники идут на имитацию оперативного вмешательства.

Здоровый паразитизм

Нажмите на изображение для увеличения

В основном сами хирурги и являются владельцами большинства частных клиник пластической хирургии. Чтобы снизить затраты на организацию своего бизнеса до $350–500 тыс., они предпочитают сотрудничать с государственными медучреждениями, которые сдают в аренду палаты и операционные со всем оборудованием. Частной же клинике остается только докупить специальную аппаратуру, расходные материалы и при необходимости сделать ремонт. «Расходы на аренду помещения и оборудования, а также приобретение материалов включаются в счет услуг для пациента и составляют 25–55% стоимости операции. Остальные 45–75% — оплата работы хирурга и других специалистов (анестезиолог, медсестра и т.д.), средняя зарплата которых составляет 5 тыс. грн. В итоге себестоимость пребывания на базе государственного учреждения составит всего $15 в день, в то время как в клинике, владеющей и зданием, и оборудованием, и квалифицированным персоналом, эта сумма как минимум в 10 раз больше», — информирует г-н Пинчук.

Тем не менее частные клиники пластической хирургии, построенные «с нуля», все-таки периодически появляются в Украине. И чаще всего по финансовой инициативе инвесторов, не имеющих ни малейшего отношения к медицине. Зато они прекрасно умеют построить эффективные бизнес-процессы и сформировать коллектив именитых профессионалов. Инвестор, с точки зрения Ростислава Валихновского, основателя клиники имени себя, вкладывает огромные денежные ресурсы не в конвейерное производство с четкими гарантиями, а в непосредственную личность — талантливого хирурга, от которого зависит организация работы клиники и привлечение максимального количества клиентов-пациентов. «В таком случае единственным заданием инвестора является выстраивание доверительных и взаимовыгодных отношений с основным наемным персоналом. Без применения психологического давления и лишнего директивного контроля, а с учетом всех пожеланий и требований относительно материально-технического обеспечения», — отмечает г-н Валихновский.

Открытие частной клиники пластической хирургии «с нуля», по подсчетам Руслана Гуменного, требует капиталовложений в размере $1–2 млн, которые направляются на приобретение земельного участка, сооружение здания и закупку всего необходимого оборудования: лазерного хирургического ($150–300 тыс.), эндоскопического ($30–50 тыс.), микрохирургического инструментария и операционного микроскопа ($60–80 тыс.). Самые большие доходы в этом бизнесе приносят омолаживающие операции, маммопластика и ринопластика. Таким образом, клиника, работающая на базе арендованных помещений госмедучреждения, окупится уже через 1–2 года. В то время как огромные инвестиции в строительство собственного центра смогут вернуться не раньше чем через 5 лет.

[у соседей]
Красота обогатит мир

Объемы мирового рынка пластической хирургии, по данным исследовательской компании BCC Research, до 2013 года достигнут суммы в $40 млрд. Даже в изолированной от мира коммунистической Северной Корее среди представителей высшего общества в последнее время очень популярны операции подобного рода. Уже около 17% посетителей клиник пластической хирургии в мире — мужчины, а наивысшим спросом пользуется такая разновидность операций, как этническая блефаропластика (к хирургам обращаются выходцы из Азии с просьбой сделать подтяжку век и приблизить внешность к европейскому типу). В частности, женщины обусловливают свое желание дискомфортом, возникающим в процессе подводки глаз карандашом, а мужчины сетуют на проблемы с узким зрительным охватом.
США
считаются абсолютным лидером планетарного масштаба в пластической хирургии с объемом внутреннего рынка в $7 млрд. Самые популярные операции в США — трансплантация волос, ринопластика, маммопластика, липосакция, пилинг, гименопластика (восстановление целостности девственной плевы) и изменение расовых особенностей среди арабов, испанцев и афроамериканцев. Ну а в одной из элитных клиник Лос-Анджелеса за $35 тыс. из вас «слепят» просто идеальную звезду: с носом, как у Николь Кидман, губами, как у Ким Бэсинджер, глазами, как у Вайноны Райдер, щеками, как у Дженнифер Лопес, подбородком, как у Сандры Баллок, и телом, как у Сальмы Хайек.
В Таиланде
пластические хирурги осуществили настоящий переворот в медицине и индустрии красоты — они проводят операции без скальпелей. Разработанная ими новейшая технология называется «Уль­тэра» и предназначена для омоложения кожи. Это комплекс процедур, основанный на музыке. Пациент слушает спокойное и красивое, к примеру пение птиц, а сама мелодия пронизана неслышными человеческому уху тонкими ультразвуковыми волнами. Тело само перестраивается на «нужную волну» и собственными силами вносит желаемые клиентом изменения в структуру лица. Самое главное — быстрота действия (один 30-минутный сеанс) и полное отсутствие боли или каких-либо шрамов после процедуры.
В Китае
вплоть до 2001 года пластическая хирургия была под суровым запретом, а теперь клиник, работающих в этом направлении, насчитывается уже 20 тыс. Дело в том, что жесткая конкуренция на рынке труда вынудила многих инвестировать свои сбережения не только в образование, но и в собственную внешность. Подтверждение тому — результаты исследований, проведенных шанхайским Time Plastic Surgery Hospital. Оказалось, что половина пациентов этой клиники (в основном студенты последних курсов и так называемые белые воротнички) уверены в том, что пластическая хирургия даст им реальный шанс получить хорошо оплачиваемую работу. Согласно данным издания South China Morning Post, прооперированные специалисты зарабатывают на 30% больше, чем их нерешительные коллеги. Самые распространенные операции в КНР — ринопластика, этническая блефаропластика и маммопластика.
Ливан
превратился в Мекку пластической хирургии среди стран Ближнего Востока, несмотря даже на главный принцип ислама, который отождествляет изменение внешности человека с желанием вступить в конфликт с волей Аллаха. Бум пластической хирургии в Ливане начался в 2000 году, после вывода израильских войск из южного региона страны. За год в этой стране делают около 1,5 млн пластических операций и 10 млн процедур подтяжки кожи и трансплантации волос. Что говорить, если даже Первый национальный банк Ливана начал выдавать кредиты в размере $1–5 тыс. на реконструктивные и эстетические пластические операции.


Комментарии:


Код безопасности:


Внутренний голос

«Малый бизнес начал смелее отстаивать свои права, научившись бороться, если  проверяющие и контролирующие инспекции злоупотребляют властью»

Большой человек

Управление по-итальянски

Частный случай

Реставрируя полуразрушенные здания пансионатов, бывший антикризисный менеджер Андрей Руденко создал сеть баз отдыха «Куба»

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета