Почти итальянец

Николай Тищенко 16 лет обувал украинцев на итальянский манер, а последних 11 лет еще и кормит их изысканными блюдами в заведениях сети «Наша карта».
09

Николай Тищенко сочетает в себе несколько потрясающих качеств — инженер-механик по образованию, он долгое время моделировал обувь, которую продавал в своем столичном магазине. Помимо этого Николай — мастер спорта по дзюдо. Он никогда не останавливается на достигнутом, поэтому параллельно с обувным развивал и ресторанный бизнес. Ныне его сеть «Наша карта» объединяет такие известные рестораны столицы, как «Ришелье», «Тургенеф», «Велюр», «Сейф», «Пушистый» и др.

Мастер всего

Н. Тищенко: В школьные годы я всерьез увлекся дзюдо. Это выработало во мне соревновательные качества, которые в дальнейшем помогали в бизнесе. Благодаря спорту я научился не отступать перед любыми препятствиями. Наоборот, они меня только подзадоривали. Более того, я очень рано начал мыслить взрослыми категориями — в 13 лет был уже кандидатом в мастера спорта, а с 17-ти старался сам себя обеспечивать. Первые деньги заработал, когда был студентом второго курса Киевского инженерно-строительного университета. За счет вуза нас отправили в Болгарию на обучение в школе менеджмента. Товарищ, давно занимавшийся фарцовкой, рассказал, на перепродаже каких вещей можно неплохо заработать. Получив 60 руб. стипендии, я закупил чипсы и шоколад в Украине и продал их в Болгарии, выручив целых $300! Но деньги не потратил, как многие мои знакомые, а отложил. Я ходил в одной паре брюк и ботинок, чтобы скопить средства и, дождавшись подходящего момента, выгодно их вложить. После Болгарии я продолжал заниматься перепродажами: чипсы, белье, мягкие игрушки, видеокамеры — что я только не продавал. Таким образом, к 1993 году накопил достаточную сумму и вместе с партнерами открыл магазин итальянской обуви и одежды «Евромода».

Почему выбрали именно это направление?

Н. Тищенко: Обувь и одежда относятся к той группе товаров, которая будет востребована всегда. Продажа вещей с быстрым износом более выгодна, чем реализация товаров длительного использования. Каждый год человеку нужна новая пара обуви. Мы были не первыми на рынке, в то время в Украине уже существовал магазин Helen Marlen. Они занимали нишу премиум-класса, а мы вошли в среднеценовой сегмент.

Как наладили сотрудничество с итальянцами?

Николай Тищенко, соучредитель и президент группы компаний «Наша карта»

Родился в 1972 году в Киеве.
В 1994 году окончил Киевский инженерно-строительный университет (специальность «Строительные машины и оборудование»).
1993 год — соучредитель магазина итальянской одежды и обуви «Евромода».
1998 год — соучредитель ресторана «Ришелье».
2000–2009 гг. — соучредитель ресторанов «Сейф», «Пушистый», «Велюр», «Вулик», «Абажур», «Тургенеф», «Апрель».
Не женат, воспитывает сына.

ПРИНЦИПЫ

Каждый может добиться успеха, нужно просто вставать пораньше в трезвом уме, с бодрым настроением, светлыми мыслями и улыбкой. Так я и делаю.
Я никогда не езжу за рубеж просто ради отдыха, всегда стараюсь почерпнуть что-то новое. Этот принцип я позаимствовал у Петра I — недаром он отпускал своих приближенных на приобретение новых знаний в неизведанные страны.
С юных лет я старался не пользоваться ни возможностями, ни средствами моих родителей. Просто я рано осознал, что должен добиваться всего самостоятельно, чтобы оправдать надежды родителей.
Я не любитель денег как таковых, поэтому никогда не коплю их, а инвестирую.

Н. Тищенко: Сначала посещали выставки, после чего размещали заказы на итальянских обувных фабриках. Наш коллектив состоял из четырех человек, и мы сами рисовали эскизы обуви, заказывали итальянцам нужные расцветки. Лично я моделировал мужскую обувь, две сотрудницы — женскую.

Неужели в инженерно-строительном университете учили моделировать обувь?

Н. Тищенко: Нет. Достаточно было моего желания. Я нигде профессионально этому не учился и фактически был самоучкой. Конечно же, на начальных этапах не обошлось без ошибок. Например, мы заказывали обувь слишком ярких цветов, которые на то время наши со­отечественники не носили, поскольку это считалось признаком дурного тона.

Кроме того, мы стали первыми, кто привез в Украину открытую обувь — шлепанцы, сланцы. Эту продукцию покупатели восприняли далеко не сразу, поэтому я сам носил шлепанцы, чтобы популяризировать их среди украинцев. Мы с партнерами договорились, что 10% прибыли всегда выделяем на эксперименты с новинками. К примеру, завозили в страну ботинки из леопарда, пони.

Не проще ли было закупать готовую итальянскую продукцию?

Н. Тищенко: Мы закупали готовую одежду, в основном классическую: брюки, рубашки, пиджаки, слаксы. Что же касается итальянских моделей обуви, то они не совсем подходили нашим соотечественникам. У славян более кру­той подъем ступни, поэтому нужна была другая колодка. Наше дело имело большой успех — в магазин выстраивались огромные очереди. А в 1994 году я пришел к выводу, что не стоит продавать в одном помещении белье, носки, обувь, верхнюю одежду и ремни. Решил, что нужно разделить магазин и продавать обувь отдельно от одежды, как на Западе. Ведь они относятся к совершенно разным группам товаров. Это положительно отобразилось на бизнесе, так как сделало посещения более целенаправленными.

Долой эксклюзивность

В чем вы еще были пионером?

Н. Тищенко: Я первым завез в Украину бренд Dolce & Gabbana. В середине 1990-х среди соотечественников появилось немало людей, готовых платить за модную дизайнерскую одежду. Напрямую с владельцами бренда D&G я не общался, вышел на них через своего итальянского товарища, дизайнера модной обуви Джанни Барбато. К слову, когда я начал сотрудничество с итальянцами, стал брать уроки языка у репетитора и теперь свободно владею итальянским. После того как были достигнуты договоренности об эксклюзивных правах на поставки в Украину D&G, мы отбирали нужную обувь на выставке в Милане. Так и сотрудничали в течение трех лет, а в 1998 году, к счастью, продали эксклюзивное право столичной фирме «Элма-Бутик».

Почему к счастью?

Н. Тищенко: Работу по эксклюзивным договоренностям придумали на Западе, и в ней есть доля некоего аферизма. Подобный принцип держит поставщика в рабстве и вынуждает к постоянным сверхзатратам, что разрушает бизнес изнутри и снижает прибыль. Мы должны были покупать больше, чем могли продать, и выйти из этого замкнутого круга было невозможно — на складе постоянно нагромождались остатки. После разрыва сотрудничества с D&G мы свернули наше одежное направление и зареклись заниматься бизнесом на эксклюзивных договоренностях.

Обувное направление сохранили?

Н. Тищенко: Длительное время мы продолжали торговать обувью, но в апреле 2009 года свернули эту деятельность. Еще на этапе основания магазина «Евромода» я рассчитывал отвести на обувное направление 10 лет. Смекнул, что за это время сформируются более свободные рыночные взаимоотношения и западным компаниям будет невыгодно работать через посредников, поэтому они сами зайдут на рынок. Так и произошло. Кроме того, Украину наводнили китайские вещи, а большие налоги на импорт сделали бизнес нерентабельным. Сейчас я полностью посвятил себя ресторанной деятельности. За 12 лет в этом бизнесе я чувствую в себе достаточно сил и знаний, чтобы смотреть с уверенностью в будущее.

Выдержанные рестораны

Почему вы решили, что сможете достичь успеха в ресторанном бизнесе?

Н. Тищенко: Ресторанами я занялся вместе с двумя партнерами по обувному бизнесу, которые для меня уже не просто компаньоны, а почти родные люди. Мы идем рука об руку 19 лет. Первый ресторан под названием «Ришелье» мы открыли в 1998 году. Мы взяли в аренду помещение в центре города и решили, что оно прекрасно подойдет под ресторан. Но не могли подумать, что на открытие заведения уйдет так много времени — на разработку концепции и меню, ремонт, сбор команды и другие мероприятия понадобилось около четырех лет. Нашей ошибкой было то, что изначально мы наняли специалистов, которые должны были запустить ресторан. Год мы ждали у моря погоды, но безрезультатно, поскольку нанятые люди оказались некомпетентными. Тогда я сам взялся за дело и полностью вник в его суть. Поскольку, занимаясь обувным бизнесом, мы сотрудничали с итальянцами, мои кулинарные поиски первоначально были связаны тоже с Италией. Как и с обувью, я не просто копировал итальянские блюда, а вводил их в меню с учетом местных вкусов и украинского менталитета. Однажды я попробовал в Италии салат из креветок и рукколы и привез рецепт в Украину. Теперь он подается в очень многих ресторанах столицы, но я не считаю это плагиатом, рад, что блюдо растиражировали, ведь это увеличивает спрос на него.

Благодаря тому, что запуск ресторана был так выстрадан, он оказался концептуально правильным и успешно работает практически без изменений уже 12-й год. Я уверен, что к открытию заведения следует относиться, как к вину, — чтобы ресторан был успешным, его нужно выдержать. От зарождения идеи до открытия, как правило, проходит два года. За это время концепция заведения будет максимально продуманной, все детали учтены, наработаны необходимые поставщики и подобрана верная команда, что самое трудное. От того, насколько персонал предан делу и верит в идею, зависит успех предприятия.

Судя по тому, как вы оцениваете роль персонала, можно сделать вывод, что в свое время с сотрудниками возникали проблемы…

Н. Тищенко: Да, особенно на первых порах. «Ришелье» долго себя окупал. Мы столкнулись с нечистоплотностью работников, много теряли на воровстве, так как плохо был налажен учет. Но со временем выстроили настолько четкую систему труда, что персоналу стало не выгодно воровать. Теперь я продаю эти знания, а также берусь за создание ресторанов «под ключ».

Есть ли у вас доля собственности в тех заведениях, которые открываете?

Н. Тищенко: Нет, я соглашусь курировать заведение за определенный процент от прибыли, но в партнерские отношения вступаю только с людьми, которых давно знаю и которым доверяю. Например, в Хмельницком я открыл ресторан «Абажур» на партнерских началах с товарищем из этого города. Что же касается заведений в столице, то у меня есть два бессменных бизнес-партнера. Тем не менее при решении стратегически важных вопросов за мной сохраняется право последнего слова. Что касается наемных управленцев, то мы предпочитаем их растить из собственных кадров, которые проявляют себя должным образом. Обладая необходимыми качествами, каждый имеет шанс стать руководителем — администратор, официант, уборщица.

Ваши заведения в основном относятся к премиум-классу. Почему вы сделали такой выбор?

Н. Тищенко: У посетителей заведений премиум-сегмента всегда есть деньги. Я не приемлю заведения формата фаст-фуд и не готов обогащаться за счет здоровья своих посетителей.

Поскольку мы занялись ресторанным бизнесом, когда на рынке уже четыре года работал сильный игрок, ресторан «Пантагрюэль», нам пришлось немало потрудиться, чтобы найти свою нишу. Мы хотели выделиться за счет уникальных блюд в наших заведениях. А в приготовлении классических, напротив, высший пилотаж состоит как раз в том, чтобы не исказить традиционный вкус. Для этого я обращался за консультациями к итальянцу Массимо Сантини, который проводил обучение наших поваров, помогал организовывать кулинарные шоу и курировал открытие следующих заведений сети.

Но со временем мы переросли знания нашего куратора и отправили сына одного из моих партнеров на обучение в самую престижную школу кулинарного искусства в Париже — Le Cordon Bleu, что обошлось в несколько десятков тысяч евро.

Не слишком ли высока цена такого решения?

Н. Тищенко: Обучение в школе сотрудника компании мы планировали в течение пяти лет. Это было нашей стратегической задачей. Таким образом хотели подтвердить премиум-класс и доказать, что не зря едим свой хлеб. Мы не покупаем новые машины, а вкладываем деньги в развитие. Почти уверен, что никто в Украине не может похвастаться специалистом такого уровня.

Суши-бар «Пушистый» выбивается из ряда классических заведений вашей сети. Чем был продиктован запуск заведения такого формата?

Н. Тищенко: В 2000-х годах в Украине активно развивались суши-бары, их популярность росла с астрономической скоростью. Я убежден, что заходить на рынок надежнее, когда он уже сформирован, — в ресторанном бизнесе пионером быть очень сложно и рискованно. Чтобы самому создавать рынок, нужны большие средства и запас прочности. Мы же постоянно реинвестируем прибыль, поэтому не можем рисковать с новыми форматами.

Вы не рисковый человек?

Н. Тищенко: Нет, не играю в азартные игры, не пью, не курю, занимаюсь спортом. Спорт и азарт — разные вещи. Спортсмены не азартны, они целеустремленны. У меня есть цель — я планирую расширить сеть в Киеве до 10 ресторанов и на этом остановлюсь. Тогда займусь совершенствованием и модернизацией уже существующих заведений.

Почему именно десять?

Н. Тищенко: Круглая цифра. А если серьезно, то именно такое количество ресторанов будет приносить тот размер прибыли, который меня удовлетворит. Я не гонюсь за количеством, важнее, чтобы мои немногочисленные заведения были настолько популярны, чтобы туда можно было попасть, только зарезервировав столик.

Посещаемость сильно упала в связи с кризисом?

Н. Тищенко: Нет, посещаемость не упала, но сумма каждого счета уменьшилась. Люди не отказывают себе в удовольствии посещать привычные места, но меньше тратят. Но кризис не мешает мне строить планы на будущее. Когда в сети будет 10 ресторанов, я мечтаю заняться организацией кулинарной школы. Думаю, это и будет следующим направлением моего бизнеса.

Интервью от 25 мая 2009 года.


Комментарии:


Код безопасности:


Внутренний голос

«Развитие в Украине социального предпринимательства позволит решить проблемы с социальной адаптацией незащищенных категорий населения»

Большой человек

Управление по-итальянски

Частный случай

Футбольная вышиванка

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета