Профессор имиджа

Средний балл аттестата «3,5» закрывал двери во все вузы, готовившие дизайнеров одежды, поэтому Вячеслав Дюденко решил проявить себя в парикмахерском искусстве
61

Один из самых известных парикмахе­ров страны Вячеслав Дюденко уже много лет является законодателем моды в создании причесок. Его услугами пользуются звезды шоу-бизнеса (например, в разное время, София Ротару, Таисия Повалий, Евгения Власова), политики, состоятельные бизнесмены. Большинство именитых дизайнеров одежды Украинской недели моды со дня основания проекта в 1997 году приглашают Вячеслава дополнить созданные ими образы. Это Лилия Пустовит, Диана Дорожкина, Ирина Каравай, Александр Гапчук, Оксана Караванская, Наталья Глазкова и другие. А ведь в школьные годы Дюденко сам мечтал создавать модную одежду. Наверное, так и случилось бы, но плохие оценки в аттестате помешали ему поступить в вуз на дизайнера. «В старших классах меня угнетало лицемерие советской системы образования, поэтому я не часто посещал уроки», — вспоминает Вячеслав.

Более 30 лет Дюденко отдал парикмахерской деятельности. За эти годы он не только прославился, но и открыл линию салонов модных причесок D2, а также школу профессионального мастерства парикмахеров.

Курс молодого бойца

В школе Вячеслав часто вызывал недоумение окружающих неординарной манерой одеваться. Освоив бабушкину швейную машинку, он шил себе рубашки, брюки, используя нестандартные для советского времени ткани.

В. Дюденко: Прочитав в старших классах «Начальный курс научного коммунизма», я понял, что коммунизм, который я видел на улицах, отличался от провозглашенных деклараций. Стал вопрос: либо я делаю себя таким, каким меня хочет видеть общество, либо остаюсь самим собой. Понял, если стану правильным, буду облапошенным.
У меня была предрасположенность к конструированию одежды, но чтобы стать профессиональным модельером, необходимо было получить высшее образование по этому направлению. Я понимал, что со средним баллом аттестата «3,5» мои шансы поступить в институт равны нулю. Помимо дизайна мне было интересно и парикмахерское искусство. В 14 лет я впервые попал в хороший салон к профессиональному мастеру, работа которого произвела на меня неизгладимое впечатление. Уже тогда понял, что это такое же творчество, как и создание одежды. Но поскольку в парикмахерский техникум я не прошел по конкурсу, решил податься в ученики к мастеру.

Вячеслав Дюденко, учредитель линии салонов D2 и школы профессионального мастерства парикмахеров «Дюденко Киев»
Родился в 1961 году в Киеве.
1978 г. — ученик парикмахера.
1992–1998 гг. — соучредитель первого частного авторского салона «Дюденко Киев».
В 1998 г. основал школу профессионального мастерства парикмахеров «Дюденко Киев».
В 2001 г. открыл первый салон линии D2.
В 2004 г. открыл еще два салона D2.
В 2008 г. выпустил книгу «Высокая миссия. Профессия избранных». Получил звание профессора по научно-прикладному направлению «Культура и искусство в области высоких технологий моделирования имидж-дизайна».
Женат, воспитывает сына.

ПРИНЦИПЫ

В советское время нам пытались навязать мысль, что талант должен быть беден, неряшлив и слегка не от мира сего. Это делалось для того, чтобы не платить ученым и изобретателям достойное вознаграждение за их труд. Да, талантливые люди во всем мире работают за идею, но при этом их труд еще и хорошо оплачивается.
Самую большую проблему я вижу в том, что люди пытаются достичь успешности за счет академического образования. Думают, что дипломы обеспечат им счастье в жизни. А на вершину взбираются двоечники. Поскольку они постоянно борются со средой и побеждают ее.
Есть мастера, которые нарабатывают базу клиентов, а потом увольняются и стригут на дому по дешевке. Мы такое уже проходили. Уважающий себя человек, привыкший к определенному уровню обслуживания, не согласится на некомфортные условия, чтобы сэкономить пару десятков гривен. Однажды прикоснешься к чему-то хорошему, в дальнейшем уже сложно себе в этом отказать.

Как добились разрешения учиться?
В. Дюденко: Обратился в Министерство бытового обслуживания населения УССР, чтобы мне дали возможность получить образование. Министр Лев Константинович Шпаковский, увидев, что я настырный и наглый, направил меня учиться на производство. Так, в 1978 году Киевское объединение парикмахерского хозяйства определило меня учеником к одному из мастеров в парикмахерскую при бане. Естественно, поначалу приходилось подметать волосы, мыть разные емкости. Но я искал возможности посмотреть, как работают мастера в салонах. Сначала просто наблюдал за профессионалами салона «Київський перукар», потом мне разрешили у них учиться, а через несколько месяцев пригласили на стажировку, после чего предложили работать подменным мастером. Со временем я трудился уже наравне с остальными, кроме того, не упускал возможности участвовать в различных конкурсах.

В 1980 году Вячеслав впервые выиграл чемпионат Украины по парикмахерскому мастерству, в 1982-м опять занял первое место, после чего его пригласили на должность ведущего парикмахера-модельера в Республиканскую лабораторию художественного моделирования, где он и проработал 10 лет.

В лаборатории предложили большую зарплату?
В. Дюденко: Нет, наоборот, я работал практически на альтруистических началах. В салоне получал больше министра бытового обслуживания населения, а в лаборатории каких-то 145 руб. в месяц. Чтобы содержать себя и мать — инвалида труда II группы, естественно, начал искать возможности подзаработать. В лабораторию приходили клиенты, наслышанные о моем мастерстве и желающие придать необычный вид своей шевелюре. Таким образом, я все равно зарабатывал больше, чем любой советский инженер.

Русские наступают

Почему отказались от стабильных заработков мастера салона?
В. Дюденко: Работа в лаборатории открывала передо мной огромные возможности. На протяжении 10 лет я разрабатывал новейшие методы стрижек, покрасок, химзавивок, накруток, участвовал в ежегодном издании сборников причесок, распространявшихся по всем парикмахерским Украины, вел мастер-классы и семинары в регионах. Кроме того, как сотрудник лаборатории я имел доступ к закрытой информации — зарубежным модным журналам, которые выписывались Министерством бытового обслуживания населения. В те годы КГБ тщательно следил, чтобы зарубежная идеология не проникала в сознание советских граждан. Со временем фотографии с созданными мною прическами я отправлял не только в отечественные журналы, но и в издания Чехии, ГДР. Однажды рискнул послать свои работы даже в Париж и никак не рассчитывал на успех. Но в 1987 году во французском профессиональном журнале La Coiffure de Paris было опубликовано 14 моих лучших моделей причесок под заголовком «Русские наступают». Честно говоря, не верилось, что КГБ пропустит почту с фотографиями. Я был первым парикмахером из Советского Союза, работы которого опубликовали в этом журнале. Однако после этого даже в Украине меня часто не допускали к участию в конкурсах. Но я не отчаивался и продолжал посылать свои работы в зарубежные издания.

Вам платили за публикации в зарубежных журналах?
В. Дюденко: Нет, гонорары платились только за выступления, к примеру, в шоу-программах. Весной 1991 года, накануне развала Союза, организаторы International Beauty Show пригласили меня стать участником их мероприятия в Нью-Йорке. Я провел три мастер-класса и три шоу-программы для американских парикмахеров, гонорара за которые хватило на покупку квартиры в Киеве. До этого нам с супругой приходилось снимать жилье или тесниться у родителей.

Как американцы на вас вышли?
В. Дюденко: В свое время английские парикмахеры в рамках Дней Великобритании в Украине показывали три шоу-программы и привезли с собой американскую съемочную группу. Я тоже участвовал в шоу, поэтому организаторы IBS имели возможность увидеть мое творчество. Кроме того, они были знакомы с публикациями моих работ в зарубежной прессе, а поскольку другие парикмахеры за пределами страны ничего не публиковали, то выступать за Советский Союз пригласили именно меня.
Вернувшись из США, я задумался о создании собственного салона. Было очевидно, что если Союз распадется, страна пойдет по пути капитализма, структуры, подобные нашей лаборатории, расформируют. Поскольку у государственных парик­махерских не было будущего, мы решили организовать свое дело и на базе лаборатории в 1992 году открыли первый авторский салон причесок «Дюденко Киев». Его учредителями стали государство в лице лаборатории, заведующая, фотограф, с которым мы сотрудничали, и я. Помещение и оборудование были предоставлены лабораторией. Со временем я постепенно выкупил доли всех участников: сначала государственную часть, потом из дела вышел фотограф, не видящий перспектив в данном бизнесе. Заведующая, не желавшая прилагать усилия к развитию организации, тоже продала мне свою долю. Теперь фирма «Дюденко Киев» принадлежит моей семье, а все салоны — самостоятельные предприятия, каждым из которых управляет наемный директор. Я же являюсь учредителем.

Манера отличаться

Чем ваш салон отличался от остальных?
В. Дюденко: Мы делали действительно модные стрижки, так как унаследовали все традиции лаборатории, где были самые прогрессивные технологии. Клиенты советовали нас знакомым, ведь оставались очень довольны — могли выйти от нас со стрижкой на французский или английский манер.

Цены тоже были европейскими?
В. Дюденко: Поначалу цены были довольно демократичными, ведь нужно было, чтобы о нас узнали. Впоследствии салон стал самым дорогим в Украине. Поскольку «Дюденко Киев» по уровню мастерства был действительно лучшим, в 1993 году нам предложила сотрудничество компания «Лонда». С ними мы опять во­зобновили практику проведения шоу и мастер-классов, начали создавать коллекции причесок, используя новейшие препараты нашего партнера. Сотрудничество продолжалось четыре года, и, думаю, именно благодаря нам «Лонда» вышла на первое место по объемам продаж в Украине. А потом в нашей стране свое представительство открыла «Велла», производящая более дорогие препараты, и поскольку «Лонда» была ее дочерним предприятием, нам предложили перезаключить контракт с материнской компанией. Соответственно и наши услуги выросли в цене.
Однако во второй половине 1990-х годов количество эксклюзивных салонов в Украине начало расти как на дрожжах. Когда в Киеве их было около 30, это было нормально, но когда их стало 130, я понял, что нужно что-то кардинально менять. Дело в том, что наших мастеров часто переманивали другие элитные салоны, предлагая им огромные зарплаты. Работать только на зарплатный фонд не имело смысла, поэтому в 1998 году мы закрыли свой салон, и фирма преобразовалась в школу парикмахерского мастерства. Наши мастера могли и дальше обслуживать своих клиентов на территории школы, но основной упор делался на их преподавательскую деятельность.

В Киеве существовали подобные школы?
В. Дюденко: Школы были, но их наличие меня абсолютно не смущало. Многие из них унаследовали стереотипы и методики советских времен, а у нас преподавание основывалось на заграничном опыте — я лично посещал академии в Лондоне, Франции, Германии, Испании. Некоторые зарубежные школы даже предлагали нам работать под их брендом по франчайзингу. Но я отказывался, ведь платить за вывеску, которую в Украине никто не знает, было пустой тратой денег. Потом подумали, что отпускать талантливых учеников в другие салоны после окончания курса обучения глупо, и решили самых лучших оставлять работать у себя. Таким образом, в 2001 году мы открыли первый салон модных причесок D2, который был рассчитан на средний класс. Название D2 означает «доступно» и «достойно». Стрижка с укладкой на первых порах стоила около 60 грн, со временем цена увеличивалась и сегодня составляет 150 грн. Но мы никогда не поднимали сразу все расценки в салоне. Дорожает один вид услуг, через некоторое время — другой. К тому же у нас единая цена на услуги и для мужчин, и для женщин. Почему мужчины должны платить меньше, если они зарабатывают больше?

Атака снобов

Обладая таким известным именем, почему ориентировались именно на средний класс?
В. Дюденко: Потому что я не сноб, и мне незачем кому-то пускать пыль в глаза. Многие руководители дорогих элитных салонов ничего не смыслят в парикмахерском искусстве и просто играют в бизнес. У Кати есть салон, поэтому Маша открывает более дорогой салон, чем у Кати. Я в профессии более 30 лет и в этих играх участвовать не намерен, поэтому и выбрал стратегию, благодаря которой мои салоны смогут процветать, а не закроются через два-три года, не выдержав гонки «вздувания» цен.

Чем же политика D2 отличается от политики других салонов?
В. Дюденко: К примеру, мы не предоставляем никаких скидок. Многие дорогие салоны практикуют систему скидок для удержания клиентов, но я считаю, что подобная схема — самообман. Салоны изначально называют немыслимые цены, а потом за счет каких-то программ лояльности пытаются удержать клиентов. Мы же сделали услуги доступными. Если мастер — профессионал, скидки не нужны, чтобы к нам выстраивались очереди.
Желая отличаться от конкурентов, в 2008 году мы заключили контракт с украинским представительством «Лореаль» на продвижение бренда Mаtrix. С «Веллой» мы сотрудничали 11 лет, но политика компании в последние годы нас не очень радовала — она пытается объять необъятное и сотрудничать со всеми ведущими парикмахерами Украины. Когда же в конце 1996 года мы подписывали контракт, отношение было более индивидуальным. «Лореаль» предложила нам эксклюзивное творческое сотрудничество, поэтому мы и согласились сменить партнера.

Кризис внес коррективы в ваш бизнес?
В. Дюденко: В наших планах было открытие дорогого салона в Киеве, однако в связи с кризисом разработку проекта решили пока не форсировать.

Интервью от 2 февраля 2009 г.


Комментарии:


Код безопасности:


Внутренний голос

«Развитие в Украине социального предпринимательства позволит решить проблемы с социальной адаптацией незащищенных категорий населения»

Большой человек

Управление по-итальянски

Частный случай

Как заработать на игрушках ручной работы

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100   

Новости партнеров

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра Синема Сити

Статус

Еженедельный деловой журнал

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Эксперт

Украинский деловой журнал

Экономические известия

Ежедневная деловая газета